Айкидо



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира






Будьте водой 5


Мать: Пэтти, ты не можешь позволить себе ехать так далеко! Ты хоть имеешь представление, сколько это стоит? Боже правый, дорогая, не пора ли тебе повзрослеть и стать перед фактом, что никто не позаботится о тебе в этой жизни, кроме тебя самой! Когда у тебя появится хоть немного чувства реальности? Ты никогда не изменишься. Ты и твой отец — два сапога пара. Тратить, тратить, тратить! Ты думаешь, что мы с твоим отцом жили бы так, как мы живем сейчас, если бы откладывали хоть чуть-чуть на будущее? Нет, мэм! Кончай с этим и будь благоразумной. Ты должна приспособиться сейчас, а то так и будешь цепляться ногтями всю свою жизнь. Ты не замужем, и кто, позволь тебя спросить, будет тебя поддерживать, если ты постоянно будешь делать такие глупости?

Быстрый анализ материнской тирады показывает, что она довольно хороший нападающий. Безусловно, она волнуется за свою дочь. Она дала это понять достаточно ясно. Но она не может относиться к Патриции как к взрослому человеку и просто давать маленькие советы. Она начинает разговор, называя Патрицию ее детским именем, “Пэтти”, которое Патриция старалась стряхнуть на протяжении многих лет. Она оскорбляет ее уровень зрелости. Она оскорбляет ее восприятие реальности. Она оскорбляет отца Патриции и давит на чувство вины, прежде чем закончить резким замечанием по поводу того, что Патриция до сих пор не замужем.

Патриция чувствует, — позволяет себе это почувствовать, — что она абсолютно отвергнута доброй мамочкой из своей фантазии. Все ее тело сжимается, ее глаза начинают наполняться слезами, и ей хочется кричать.

Допустим, что Патриция потеряла равновесие — достаточно справедливое предположение — и реагирует так, как реагирует большинство из нас в подобной ситуации. (После этого мы продемонстрируем подход Айки.) Она моментально переходит в оборону, пытаясь оставаться благоразумной, но повышая свой голос децибел за децибелом. И уже на полдороге она принимается за старый исторический материал.

Патриция: Ты всегда, всегда, всегда обращаешься со мной так! У тебя нет ни малейшего уважения ко мне, и никогда его не было!

Почему я не могу предложить что-нибудь совершенно разумное без того, чтоб меня тут же начинали за это третировать?

Вы должны признать, что ее мать довольно неплохой боец, даже если, выигрывая сражение, она проигрывает войну. Ей удалось совершенно вывести из равновесия Патрицию, которая предпринимает личные атаки и выражает свой гнев против несправедливости вообще. В действительности же, разгневанный Отпор Патриции дает ее матери все оружие, которое ей необходимо, чтобы на самом деле уничтожить свою дочь. Теперь она может бить противника его же оружием и становится спокойной и рассудительной.

Мать: Теперь, Пэтти, Патриция, если тебе так больше нравится, ты знаешь, что то, что ты сейчас сказала, ты сказала в порыве гнева. Я и твой отец всегда тебя любили. И если мы советуем тебе определенные вещи, то это потому, что мы на самом деле любим тебя.

Несколькими минутами позже Патриция вешает трубку совершенно опустошенным и разбитым человеком. Трудно поверить, что это та же самая молодая девушка, которая целыми днями делает заказы на тысячи долларов и руководит офисом, отвечающим за покупки, стоимость которых превышает миллион долларов в год. Она рыдает почти полчаса, возвращаясь на двадцать два года назад к тому состоянию, когда она могла лишь раскачиваться взад-вперед, сосать большой палец и накручивать на него волосы. Часом позже, скорее разозленная, чем грустная, она звонит своей лучшей подруге и выкладывает ей все, что она думает о своей матери. Она рассказывает своей подруге, какая ее мать на самом деле жалкая, ничтожная личность. И какой слабак ее отец, что не поддержал ее. А еще через час она чувствует себя виноватой за то, что предала свою мать, выложив все своей подруге.