Трактат о женской самообороне



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Замена страха яростью



«замена страха
яростью»

.

Сильный эффект дает вытеснение страха более сильными эмоциями — ненавистью к насильникам, возмущением в ответ на угрозу, оскорбление, обиду. Тогда преобладающая эмоция доминирует в коре головного мозга и защищает психофизиологические механизмы от разлагающего воздействия страха.

Не подражайте тем женщинам в нашей стране, которые словно ревностные христианки придерживаются заповеди: «ударили по щеке подставь другую».

Конечно, самая простая и доступная форма снижения остроты переживаний и реакции на них организма — алкогольное опьянение, при котором «море по колено». Снижаются болевые ощущения, притупляется чувство страха. Но одновременно нарушается координация движений, замедляются реакция и скорость. Удары теряют четкость, становятся словно размазанными. И потом, не вливать же в себя стакан водки при виде любой опасности. Так за неделю сопьешься!

Поэтому, независимо от того, какую психотехнику смелости вы избрали, надо быть готовой дать отпор кому угодно и когда угодно. Что называется, «по первому требованию»! Тогда 40% шансов на победу превратятся в 100%!

* * *

Создать эту готовность вам поможет самая совершенная на сегодняшний день методика подготовки к уличной самообороне, которую разработал ведущий эксперт в области психологии рукопашного боя Анатолий Ефимович Тарас. Ее базовый принцип использовался в процессе подготовке элитных разведывательно-диверсионных подразделений Министерства Обороны СССР.

Основа метода в том, что наш мозг не делает принципиальных различий между реальными ситуациями и придуманными. Именно поэтому вы, милые дамы, так сильно переживаете любовные приключения  вместе  с героинями  любимых  сериалов. Следовательно, «прокручивая»  в своем


воображении различные способы боевых действий против конкретных людей в конкретных обстоятельствах, вы тем самым тренируете свою готовность к бою.

Опытный спецназовец, побывавший в ряде «горячих точек» мира, советует в транспорте и на прогулке, в баре и на дискотеке, в очереди и в толпе обращать внимание на то, как расположены в пространстве люди, находящиеся вокруг. Стараться оценивать, кто из них представляет наибольшую опасность в случае нападения. Думать, что вы станете делать, если кто-то из них в самом деле нападет на вас.

Иначе говоря, разыгрывайте в своем воображении конкретные мизансцены. Я уклонюсь туда, ударю этого типа в такое-то место, потом того субъекта (предположим, что они заодно) в такое-то место, потом рванусь наутек, или схвачу вон ту бутылку, разобью голову одному и располосую руку другому и т. д. и т. п.

Для того, чтобы суметь воспользоваться подручными предметами в ситуации реального нападения, тоже необходимо мысленно с ними тренироваться. Как это делать? Находясь в помещении, в салоне машины, гуляя по улицам, посматривайте вокруг себя и решайте соответствующие задачи на сообразительность. Например, какие имеющиеся вокруг предметы и каким способом можно использовать для самообороны. Какой предмет среди имеющихся вы бы предпочли остальным? Со временем у вас выработается привычка всегда и везде обращать внимание на окружающую обстановку в поисках подходящего вооружения.

Некоторая трансформация психики при таких «нырках» в воображаемую реальность неизбежна. Но это в миллион раз лучше, чем с «нераздвоенной» психикой в реальном мире позволить кому-нибудь «трансформировать» кулаком свое лицо, а ногой — свои внутренние органы, пока вы будете стоять, хлопая ресницами. Хотя в двух шагах от вас будет лежать на земле неплохой камень или разбитая бутылка, увесистый сук или кусок доски от сломанного забора.

Что поделать — еще древние римляне говорили: «Хочешь мира готовься к войне!» Вообразить ситуации вам помогут спарринги в спортзале и телефильмы. Если же вам некогда ходить в зал на тренировки и нет возможности просматривать видеофильмы соответствующего жанра, то положите в основу своего психотренинга десяток эпизодов из книг в жанре «триллер» (боевик).

Сначала несколько раз обыграйте сцену схватки в своем воображении, каждый раз вводя новые элементы обстановки (расположение противников, их вооружение, способы нападения или приставания) и новые приемы. Потом отрепетируйте ее наяву — в форме боя с воображаемыми противниками (т. е. нанося удары по воздуху). Боксеры это называют бой с тенью. В каратэ, ушу, тхэквондо есть сотни комплексов воображаемого боя с многочисленными противниками, нападающими с разных сторон. Даже солдаты-десантники машут кулаками, сапогами и ножами во все стороны. Наверняка видели такое представление по телевизору. Импровизируйте! Помните, что в каждой женщине пропадает великая актриса.

Представлять эти ситуации можно лежа, сидя, стоя — в зависимости от времени суток, вашего состояния и внешних условий. Но самый лучший вариант тот, когда после мысленного проигрывания той или иной ситуации, вы проделаете все это с реальными ударами по тренажерам или по тренировочным лапам партнера (партнерши). Меняйте количество, расположение и вооружение противника по ходу схватки, импровизируйте и тогда вам никто не страшен.

Для того, чтобы как-то помочь вам освоить репертуар в «театре одной актрисы», я привел здесь несколько более или менее реалистичных эпизодов из боевиков, сопроводив их своими комментариями. Начнем с детектива М. Серегина «Путана: Сексуальная игрушка»:

«По дороге топала малолетка, обвешанная какими-то украшениями. Короткая стрижка давала возможность разглядеть серьги. Именно блеск крохотных безделиц на мочках обладательницы почти прямых худеньких ножек был той самой каплей, которая склонила чашу весов в пользу нападения. Посмотрев, нет ли кого за спиной у девчонки, он вышел из укрытия.

— Эй! Лапочка! — позвал он.

Малолетка споткнулась, едва удержавшись на высоких каблуках.

Легкий толчок ладонью, и на таких ходулях не устоять. Мало того, в них и убежать невозможно.

— Что вам надо? — пропищала она, отступая. Ее черные глаза были полны ужаса.

—  Снимай с себя побрякушки, и я тебе ничего не сделаю.

Она замерла на месте и заревела. Сергей подошел поближе к жертве и шепотом приказал прекратить истерику.

— Давай!

Она стояла, опустив руки.


—  Давай! Давай! — Он возвышался над ней на три головы. — Или мне самому?

—  Хрен получишь, пидор!

Острый нос туфли влетел в пах. Серега скорчился на дороге от боли, а девка, сбросив туфли, дала стрекача...»

Никуда не ходить по ночам и уж, во всяком случае, не ходить одной и без оружия. Не одевать при этом дорогих украшений, или похожих на таковые. Эти правила должны быть аксиомой. Воображая подобную ситуацию, убегайте сразу. Делать глаза, полные ужаса, тоже неплохо. Как и плакать по побрякушкам. Подобное поведение расслабляет противника, он не ждет сопротивления.

А вот грубое оскорбление перед ударом может дорого вам обойтись. Забудьте об этом. Лучше вообразите, что стали снимать сережку и попросили нападающего помочь. Противник обязательно переведет взгляд на ваше ухо и удар ему в пах пройдет незаметно.

Но окончила схватку малолетка абсолютно верно. Прочь туфли, если мешают убежать! Никаких добиваний огромного противника. Бег — лучшая самозащита! Тем более, если рядом кусты, где могут скрываться сообщники бандита. Девчонке повезло, что никто не бросился за ней вдогонку. Кстати, если вы тренируетесь около многоэтажного дома и босиком бежите за угол от воображаемого преследователя, то высока вероятность ранить ногу о стекло или вернуться домой без украденной обуви.

Другой девушке — героине детективного романа Джеймса Чейза «Заставьте танцевать мертвеца»— пришлось спасаться от преследователей на полную катушку.

«Сьюзен закрыла лицо руками. Она не могла кричать. Ее тело было сковано ужасом. Она упала на колени и кусала себе кулаки. Потом, поняв, что ей грозит опасность, что попади она им в руки, ей не спастись, вскочила и, как стрела, понеслась в лес. Кто-то закричал, но это только подстегнуло ее. Она слышала за собой шум погони и треск ломаемых веток. Лес становился все гуще и гуще, но она продолжала бежать. Ее пальто превратилось в клочья, ветки деревьев стегали по лицу.»

В нашей стране вы тоже можете стать свидетельницей убийства на улице, финансовых махинаций на работе и т. д. В этом случае притаитесь как мышь, притворитесь полной идиоткой, только не дайте повода заподозрить, будто вы что-то видели, слышали или знаете о случившемся.

А если уж побежали, то бегите во всю прыть! В лесу и в парке тренируйтесь осторожно. Берегите глаза от хлещущих веток, ноги от осколков стекла и досок с гвоздями. У нас, знаете ли, не Германия и не Англия, где все прибрано и подметено. Листик к листику, хвоинка к хвоинке.

«Как только Сьюзен побежала, Батч сразу же устремился за ней. Кто бы там ни был, они должны настичь его. Батч ощущал страстное желание сжать руками горло своей новой жертвы. Но человек, за которым он гнался, был быстр. Это обозлило Батча. Он тоже прибавил скорости, и Сьюзен услышала это. Она прекрасно знала, кто преследует ее, и собралась было позвать на помощь, но вовремя вспомнила, что этого делать нельзя, что помощи ждать неоткуда.

Батч приближался, и она поняла, что он сделал круг, чтобы пересечь ей дорогу. Тогда девушка остановилась в густой чаще. Задыхаясь и дрожа от страха, она прислушивалась к маневрам искавшего ее Батча. Тот, побегав вокруг, тоже остановился. Он стоял на маленькой лужайке, пытаясь взглядом проникнуть сквозь тьму.»

Чувствуете, что вас догонят — найдите место затаиться и ни шороха, ни единого движения.

«Сьюзен, которая находилась от Батча всего в каком-то десятке метров, тихо опустилась на траву, не отрывая от него глаз. Она стала горячо молиться и, охваченная ужасом, повторяла: «Боже! Сделай так, чтобы он меня не нашел, пожалуйста».

Батч понимал, что его жертва должна быть близко. Эта мысль приводила его в исступление. — Вы бы лучше вышли оттуда! — неожиданно крикнул он. — Вы меня слышите? Я ведь вас вижу, так что выходите сами.

Сьюзен чуть не задохнулась от радости. Крича, он повернулся к ней спиной. Это означало, что на самом деле он ее не видел и не знал, где она. Постояв, Батч медленно пошел в противоположную сторону. Сьюзен с радостью подумала, что, может быть, и выкрутится.»

Будьте предусмотрительны — враги могут пойти на любую хитрость для того, чтобы выманить вас из укрытия. Например, притворятся, что видят вас или будто бы прекратили поиски.

«Выждав, пока совсем затихли шаги, она вышла из кустов и лицом к лицу столкнулась с Ролло. Ролло первым пришел в себя и схватил ее за руку Его хватка была такой силы, что Сьюзен упала на колени. Она стала бить его по руке, но он, казалось, совсем не замечал этого.»

Ну, бить по руке — прием совсем никудышный. Был бы в руке у девушки нож, кусок стекла, вскрытая консервная банка — один порез решил бы проблему. Даже простой сучок, если его вонзить в


кисть руки, освободит вас от захвата.

«А, вот это кто! — Ролло внимательно вглядывался в ее лицо. Сьюзен онемела от ужаса. У нее больше не было сил.

Батч! — заорал Ролло. — Батч, иди скорее сюда, я поймал ее!

Батч сейчас же устремился на этот зов, ломая по пути ветки деревьев. Батч, который так жаждал ее убить! Она яростно вцепилась зубами в руку Ролло. Вкус крови вызвал у нее тошноту. Ролло пронзительно вскрикнул и, выругавшись, выпустил ее.»

Это правильно. Нет ножа, стекла или сучка — замените их своими зубами! И снова бегите!

«Она мгновенно вскочила на ноги и помчалась, не разбирая дороги. Вслед ей неслись проклятия, но она все бежала и бежала, не оглядываясь. Она слышала, как шумно приближается Батч, и это подстегивало ее. Выскочив из леса, Сьюзен перешла с бега на шаг и увидела, что к ней приближается полицейский. Топот позади внезапно замер.»

Гонятся преступники — бегите к милиционеру. Гонится насильник-милиционер — бегите в прокуратуру. Гонится взяточник из прокуратуры — бегите в РУОП или ФСБ. Гонятся «руоповцы» или «чекисты» — поднимайте руки вверх.

Бывают ситуации, когда бежать не просто, как в детективе Р. Ямалеева «За секунду до выстрела».

«Когда Катя увидела эти нахальные светлые глаза и странную ухмылку молодого парня, застывшего над ней, она впервые в жизни поблагодарила природу, что та наградила ее крупными формами матери.

Как произошло, что она, уставшая после сданного на «отлично» последнего вступительного экзамена, уснула на заднем сиденье автобуса, Катя не смогла бы ответить.

—  Проснулась, красотуля, — сладким голосом произнес водитель. — Приехали. Парк. Катя сделала попытку встать, но парень тут же толкнул ее в плечо.

—  Сиди, — полушепотом сказал водитель, — поговорим.

Не дожидаясь ответа, он сел рядом, чуть придвинув девушку к окну, Катя почувствовала звериную силу, исходившую от его крепких волосатых рук, от его широкой груди и красной потной шеи. К запаху чеснока примешался едва уловимый запах дешевого одеколона.

Парень протянул руку к ее колену, и девушка брезгливо отодвинулась, насколько это было возможно.

—  Отстань от меня, — почему-то шепотом сказала она.

—  Отстану, отстану, — так же шепотом произнес парень и провел ладонью по ее ноге снизу вверх. — Какая ты пухленькая.

Катя ощутила жар, исходящий от его ладони, и выпрямив спину, толкнула парня плечом. Он вдруг обхватил ее за талию и тесно прижал к себе. Катя ощутила его колючую щеку, мягкие губы, жаркое дыхание.

—  Пусти! — снова оттолкнула она парня.

—  Зачем?

—  Пусти, гад!

И тут она ударила его.

Водитель по инерции отпрянул, врезался плечом в металлический поручень, и в одно мгновение ухмылка сползла с его лица, взгляд стал злобным, и Катя поняла, что сейчас ей придется не на шутку постоять за себя. Она мысленно прикинула расстояние до открытой двери — пять шагов, не больше. Еще раз посмотрела на парня, который решительно потянулся к ее груди, и пронзительно закричала.»

Вот кричать — это зря. Надо было продолжать атаку и бить врага пока он не потеряет сознание или не освободит путь к выходу.

«Насильник тут же закрыл ей рот ладонью и навалился на нее всем телом.

— Чего орешь, дура? — В парке уже никого нет. Никто не услышит.

Он не успел договорить. Катя с силой ударила его в голову. Парень взвыл от боли и неожиданности, и тогда Катя, подчиняясь какому-то злобному вдохновению, схватила его за волосы и что есть силы пригнула голову к полу. Водитель попытался перехватить ее руку, но промахнулся и лишь больно толкнул Катю в грудь. Оскорбленная этим прикосновением, она размахнулась и что было сил ударила водителя по лицу.

И вдруг с ужасом заметив, что у насильника потекла из носа тонкая красная струйка, она вскочила, оттолкнула парня и, птицей перемахнув через ступеньки автобуса, оказалась на улице. Ей было страшно как никогда в жизни. Оглядевшись на бегу, она бросилась на дрожащих ногах к стоящим


в ряд автобусам.

Насильник устремился за ней. Она слышала его преследующий топот, его придушенный крик:

— Стой, сучка! Догоню, хуже будет. Стой, кому говорят!!!

Девушка обежала желтый «Икарус» и — о ужас! — неожиданно столкнулась со своим преследователем. Он крепко сжал Катю, сцепив руки у нее за спиной. В лицо ей опять ударил запах чеснока. Она сделала безрезультатную попытку освободить руки из стальных тисков — тщетно.

Катя согнула ногу и коленом резко ударила парня в промежность. Тот взвыл, ослабил хватку. Девушка размахнулась освободившейся рукой и с такой силой влепила насильнику оплеуху, что он покачнулся, почувствовал звон в ушах и легкое головокружение. Катя ударила его еще раз и еще, и водитель, потеряв равновесие, рухнул на асфальт...»

Крупное сложение помогло Кате. Она толкалась, не даваясь насильнику, однако в нос ему попала чисто случайно. Еле-еле убежала из автобуса, ставшего металлическим капканом. Но снова угодила ему в лапы. А вот колено правильно использовала и, несколько раз ударив его по голове, оглушила, послала в нокдаун.

Однако если у вас хрупкое телосложение, то никаких толчков и захватов за волосы. Гораздо надежнее удар локтем в лицо или кончиками пальцев по глазам! Тогда противник не погонится за вами, он займется своими бедами. А если попалась второму насильнику где-то поблизости, то бейте его коленом в пах и основанием ладони в нос!

Посмотрим, что может произойти, если в баре или дискотеке с вами захотят «познакомиться» сразу несколько злых мужчин, как в романе Анны Оранской «Лекарство от мужчин».

«Небольшой дом в старом городе. Яркая вывеска посреди глухомани, орущая музыка, минимум машин у входа. Полутемные узкие переулки, непрестижность района и места — все было против нашего туда визита. Но Лехе все пришлось по вкусу — и мы поднялись по лестнице, ведущей прямо на второй этаж.

Там был шум и грохот, и народу куча, и суета у барной стойки — атмосфера, мне не слишком нравящаяся в принципе.»

У многих женщин очень развита интуиция, предупреждающая об опасности. Всегда прислушивайтесь к своему «внутреннему голосу».

«Мне не нравилось тут — хотя я быстро нашла более-менее уютное место, чуть поодаль от беснующейся толпы, в самом углу барной стойки. Оседлала высокий табурет, заказала бокал красного вина — при этом на меня посмотрели как на инопланетянку, потому что я, кажется, не вписывалась в общий интерьер, а к тому же народ тут пил джин с тоником, виски и местное крепчайшее пойло.»

Не вписываться своим экстерьером в чужой интерьер — это плохо. По крайней мере, в смысле безопасности. Старайтесь не выделяться ни одеждой, ни поведением. До определенного момента, конечно. В момент обороны можно (и очень надо!) стать весьма необычной. Желательно такой, как Фредди Крюгер и Терминатор вместе!

«Так что я устроилась неплохо — но это ничего не значило. Мне не нравилось ни место, в котором я устроилась, ни музыка, для которой я была слишком стара, ни контингент — преимущественно молодежь, притом с преобладанием арабов. От одного из них я еле отвязалась — потому что вел он себя нагло, похлопал сзади по попке под смех пришедшей с ним компании, и тут же уселся на соседний стул, наклоняясь ко мне и заглядывая в глаза.

Я нормально отношусь к наглости — но когда она умная, когда человек показывает, что это напускное, что он специально так себя ведет, что это игра. А у этого наглость была вызовом, она из самоуверенности происходила, хотя на вид он был обычный ублюдок. И потому я не стала улыбаться, посмотрев на него равнодушно и устало — без презрения, чтобы не спровоцировать, но как бы толком и не видя.»

Вот это — правильно! Либо испуг, либо спокойствие — но никакой агрессии. До поры до времени, конечно.

«Он что-то говорил — слишком быстро и на слишком плохом французском, чтобы я поняла, — и я покачала головой и развела руками. Думаю, что очередной взрыв смеха вокруг был вызван его шуткой по моему поводу.

Он продолжал говорить, но я делала вид, что вообще не слышу, что его здесь как бы нет. И, не спеша допив вино — второй бокал уже за те полчаса, что просидела тут, затушила сигарету в пепельнице, решительно соскользнула с табурета и двинулась к выходу.

Я вышла и направилась к машине, припаркованной чуть в стороне от входа. И буквально минут через десять увидела выходящего Леху и группку арабов, следовавших за ним, — и как все они


свернули в узкий полутемный переулок. И метнулась за ними. И теперь вот стояла шагах в десяти от арабов, плотно взявших в полукольцо прижавшегося к стене Леху, видя, что все лица повернуты ко мне.»

Арабы в цивилизованном мире — почти то же самое, что чеченцы в России. «Достали» всех своей пастушьей настырностью и еще привычкой атаковать толпой, вооружась ножами, одного противника.

«Не знаю, чего они медлили — скорее всего, сначала пытались запугать того, кого посчитали жертвой, чтобы потом кончить одним ударом. Немного по-детски — окружить так и стоять молча, как бы говоря, что попался ты, братан, и никуда теперь не уйдешь. И ждать пока тот сломается. Чтобы насладиться страхом, а потом и возможными мольбами о пощаде.

Я вдруг увидела, как блеснуло что-то в полукруге — четко понимая, что это нож. И тут же тот, который был ближе всех ко мне, быстро шагнул в мою сторону, и еще шаг сделал, махнув рукой угрожающе, то ли показывая, чтобы уходила, то ли демонстрируя, что меня ждет, если останусь.

Но я не собиралась бежать. И ждала, когда ближний ко мне, худенький, юный совсем парнишка, сделает еще три-четыре шага и окажется рядом. Я уже знала, что буду делать — пну его в пах. Из всех приемов, инструктор специально давал мне только то, что, по его мнению, подходило под меня, мой рост, комплекцию и психику. Он сам всегда цитировал любимого своего Брюса Ли, который утверждал, что женщине, как бы она ни была подготовлена, лучше воспользоваться бегством, чем драться с мужчиной. И я не сомневалась, что он прав, — недоумевая, зачем же тогда с учетом такой вот истины я сюда пришла.

Пара удушающих, удар пальцами в глаза и ребром ладони по горлу, по подбородку или в нос, пара болевых, когда палец вдавливается в определенные точки на голове, удар ногой и коленом в пах и два удара ногами по ногам — вот и весь мой арсенал. Отрабатывать пришлось намного больше — упражнения с ножом, веревкой, палкой, всякими подручными средствами.»

У нашей героини был неплохой тренер. Обучил ее именно тому, что нужно и вам.

«Вот сейчас мне это надо было. И я даже похвалила себя — потом уже, правда, — что не думала, а заранее знала, что буду делать, если он приблизится. И я смотрела, как он приближается, медленно и нерешительно, глядя чуть повыше его плеча — туда, где стояли Леха и араб напротив него. Кажется, уже на совсем незначительном друг от друга расстоянии.

Им надо было сделать все быстро — попробовать в смысле. А что тянуть — всадить нож Лехе в спину, когда тот выходил еще, или накинуться всей толпой на улице, воткнуть нож и бежать. И пырнуть меня заодно, чтоб без свидетелей, но они тянули, идиоты.

Наверное, на самом деле все длилось недолго — просто так вспоминалось потом. Думаю, минуты три все тянулось — с того момента, как я заорала, приближаясь к ним, до того момента, когда они все стояли, повернув ко мне головы, а один двигался неторопливо и уверенно в мою сторону. И остановился, когда крик раздался из-за его плеча — короткий крик, сопровождаемый хрустом, отчетливым в тишине, и гулким ударом, словно бильярдный шар врезался в борт.

Он обернулся, тот, кто шел ко мне. И, как и я, стоял и смотрел туда, где в центре полукруга лежал непонятно как оказавшийся на земле араб с неестественно вывернутой рукой, а над ним стоял Леха.

— Кто следующий, черножопые?

В следующую секунду полукруг сомкнулся и буквально через мгновение откатился назад скомканной кривой, оставив еще одного лежащего и одного скрючившегося пополам. Я даже не двинулась с места. И не потому, что знала, что ничего толком не смогу сделать — максимум, если повезет, отключу одного, да и то вопрос, как все это получится. Высокие сапоги и узкая юбка средней длины резким телодвижениям не способствуют.»

Девица абсолютно реально оценивает свои боевые возможности.

«Я просто смотрела, как Леха прыжком оказывается около того, кто ближе к нему, опрокидывая его ударом руки, добивая пинком в голову. И отскакивает назад, и с размаху бьет ногой того, кто стоял на коленях, скрючившись. И хотя я не видела Лехиного лица, но готова была поклясться, что ему весело — потому что после стольких дней относительно спокойного пребывания в тюрьме он наконец-то в своей стихии.»

Замечательно, если Бог пошлет такого компаньона, знатока рукопашного боя. Но гораздо чаще бывают ситуации типа «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Тогда палочкой-выручалочкой должны послужить острые и тяжелые предметы, как например, в романе Стивена Кинга «Светящийся»:


«От страха Венди лишилась дара речи.»

Очень плохо, так как проблема у нее возникла с собственным мужем. Вполне можно было воззвать к остаткам его разума, не уничтоженных еще алкоголем и психозом.

«— Так я покажу тебе, — он потянулся к ее горлу. Венди не успела отступить, как он подскочил к ней. Она вспомнила о ноже в кармане, но Джек стремительно обхватил ее, прижав ее руки к бокам. На своем лице она почуяла резкий запах джина и кислую вонь пота.

— Я должен наказать тебя, — прорычал он. — Я должен покарать тебя, сурово.

Правая рука Джека легла на ее горло. Потом к ней примкнула левая, теперь Венди могла бы воспользоваться ножом, но. она о нем забыла. Венди вцепилась в его руки, пытаясь оторвать от горла.»

Был бы нож в руке — полоснула бы муженька по предплечью — мигом бы отцепился. Нет ножа — сломай один пальчик. Остальные девять мигом исчезнут с горла.

«Красные вспышки заплясали перед ее глазами, в комнате стало темнее. Грудь разрывалась от боли. Джек орал ей в лицо:

— Я покажу тебе, чертова баба! Я покажу тебе, кто здесь хозяин!

Она чувствовала, что слабеет. Одна рука ее обмякла и упала на стойку бара, коснувшись плетеной бутылки со свечой в горлышке. Почти ослепшая, она нащупала горлышко бутылки, чувствуя ладонью жирные потеки воска.

О Боже, что, если она выскользнет из рук! Венди подняла бутылку над головой и из последних сил нанесла удар, умоляя Бога не дать ей промахнуться.

Нет, не промахнулась. Бутылка опустилась прямо на голову Джека Торранса, стекло разлетелось вдребезги внутри соломенной оплетки. Донышко бутылки было толстым и тяжелым, и звон разлетевшейся на куски бутылки походил на взрыв. Джек покачнулся, закатил глаза и рухнул навзничь.»

Превосходно! Стеклянная дубинка глушит не хуже бейсбольной биты!

«Венди судорожно вздохнула и чуть не упала сама, но вцепилась в край стойки и удержалась на ногах. Сознание мутилось. Ей смутно виднелись кровавые пятна на темной поверхности бара — очевидно, это кровь из носа. Она откашлялась и сплюнула на пол. Боль пронзила горло.»

Понемногу она овладела собой и увидела Джека, распростертого на полу, разбитая бутылка валялась рядом. Он выглядел, как поверженный великан.

Пришла в себя подруга? Надо убежать, а если некуда — самое время связать противника пока он без сознания или вообще отправить в долину вечной охоты. Нож в кармане. Да и осколком бутылки можно запросто перерезать шею, если хлеборез не хочется заливать кровью. В данной ситуации женщина перетащила тело и закрыла в кладовой. Но как оказалось, эта мера пресечения оказалась недолгой и ненадежной.

«Венди повернулась — он приближался к ней. Это был Джек — и в то же время не Джек. Его глаза горели пустым холодным светом убийцы. Хорошо знакомые губы искривились в безрадостной усмешке, какую она никогда не видела у него.

В руке у Джека была клюшка.

— Ты думала, что заперла меня, как бы не так!

Клюшка просвистела в воздухе. Венди отпрянула, споткнулась о край ковра и повалилась на пол.

—  Джек!

—  Дрянь, — прошипел он. — Я теперь знаю, какая ты! Клюшка опустилась на нее, обрушив страшный удар на мягкий живот. Она вскрикнула от захлестнувшей ее волны боли. Помутневшим взором увидела, как клюшка вздымается снова. До нее дошло с ошеломляющей ясностью — он намерен забить ее до смерти.

—  Вот тебе, вот тебе, клянусь Христом, — приговаривал он, ухмыляясь. — Теперь ты примешь свое лекарство.

Клюшка понеслась вниз. Венди перекатилась на левый бок, путаясь в полах халата. От удара об пол клюшка вырвалась из рук Джека. Он был вынужден наклониться, чтобы поднять ее. Венди вскочила и бросилась к лестнице, захлебываясь в плаче. Ее живот был сплошной ноющей раной.

— Сука, — прошипел Джек и кинулся вслед за ней. — Вонючая сука! Ты у меня получишь то,
что тебе полагается. Вот увидишь — получишь!

Она вновь услышала свист клюшки, и адская боль взорвалась в боку, там, куда угодила головка клюшки, сломав два ребра. Она покатилась по ступеням, теряя сознание от боли. Клюшка просвистела у лица, ударившись о ковер в каком-то дюйме от головы. В этот момент она увидела свой нож, который выпустила из рук при падении — он лежал, поблескивая, на четвертой ступеньке.


— Сука, — повторил Джек и опустил на нее клюшку. Венди увернулась, и удар пришелся по
ноге, чуть пониже коленной чашечки — по икре потекла кровь, боль охватила ногу, поднимаясь до
бедра. Клюшка вновь поднялась и с тупым звуком вонзилась ей в плечо.»

Лежащий человек, тем более на лестнице ногами вниз, имеет прекрасную устойчивость и может ударом ноги отправить пересчитывать ступеньки даже Арнольда Шварценеггера.

«Венди так резко перекатилась через ступеньки, что Джек не успевший отскочить, был сбит с ног. Он покатился вниз по лестнице и распластался на полу, выронив клюшку из рук. Потом сел, уставившись на нее ошалелыми глазами.

— За это я убью тебя!

Джек встал на четвереньки и потянулся за клюшкой. И в этот миг Венди страшным усилием воли заставила себя подняться. Лицо ее было пепельно-серым, но решительным. Она подскочила к мужу как раз в тот момент, когда его рука крепко сжала рукоятку клюшки.

— Спаси меня Господи! — вскричала она в сумрак фойе и вонзила нож по самую рукоятку в
спину Джека, чуть пониже лопатки.

Он дернулся и пронзительно закричал — ей никогда в жизни не приходилось слышать такого ужасного вопля. Крик длился целую вечность, затем Джек обрушился лицом вниз.»

Как говорится — лучше поздно, чем никогда! Однако героиня романа была на грани жизни и смерти из-за того, что растерялась. Любой из ударов пьяного мужа мог отправить ее на тот свет.

Самый лучший вариант самообороны женщины во всех книгах, которые я читал в жизни, встретился мне в романе Марка Олдена «Гири».

Не удивительно, ведь дочь самурая не могла ударить лицом в грязь. Пусть вас не смущает то обстоятельство, что дело происходит в туалете. Ведь туалет есть и в баре, и в ресторане, и в дискотеке, и в других местах. С легкой руки нынешнего президента России, «мочить» какого-нибудь плохого типа в туалете — дело общественно полезное, почти что субботник по уборке мусора.

«Мичи пошла в женскую уборную. Она ополоснула руки, посушила их и уже собралась было уходить, как вдруг дверь в уборную распахнулась и внутрь вошли два молодых, крепких парня. Они были определенно пьяны и накачаны дурманом. В руках у одного была ополовиненная бутылка. Потрясенная Мичи с ужасом заметила, что ширинка у него была расстегнута и из штанов свешивался вялый, розовый член.

На лице Мичи выступила краска стыда и отвращения. Она отвернулась и решила уйти отсюда от греха.

Но тот, который был в футбольной майке, он был заметно крупнее своего товарища, преградил ей дорогу.

— Эй, ты только взгляни! Леди с Дальнего Востока! Я чувствую, что она трахается, как богиня!
Его рука обернулась вокруг ее талии и притянула ее к нему. Они стояли вплотную друг к другу.

Их бедра соприкасались.

Мичи глубоко вздохнула, подняла колено и с силой ударила пяткой вниз, попав обидчику прямо по костям ступни.

— Черт!

Парня скрутила дикая боль, и он отвалил в сторону. Мичи повернулась к двери, но поняла, что путь еще не свободен.

За спиной она услышала голос второго парня:

— Эй, эй, эй! Ты! Мне это совсем не понравилось, ясно? Совсем не понравилось!

С этими словами он устремился к ней. На его глазах гуляла пьяная ухмылка. Глаза горели пьяным огнем.

Оглянувшись через плечо, она увидела, что он тянется к ней обеими руками. Следующее произошло очень быстро. Мичи уклонилась чуть в сторону, нырнула под руки пьяного парня и провела короткий, но мощный удар локтем назад. Попала тому в живот.

Парень замер на месте. Глаза закатились. Лицо тут же покрыла мертвенная бледность. Он прижал обе руки к животу. Мичи молча смотрела на него.

Парень был крепок и не отрубился с одного удара. Шутки кончились. Оторвав одну руку от живота, он махнул ею по воздуху, пытаясь схватить Мичи за воротник платья. Она смотрела в его искаженное болью и злобой лицо, а за рукой следила боковым зрением. Она молниеносно перехватила ее своими маленькими ручками. Правой рукой она нащупала мизинец на его руке, крепко взялась за него и резко повернула в обратную от сгиба сторону. Раздался громкий хруст. Палец был сломан.

Парень взвыл от страшной боли, прижал искалеченную руку к груди и шатнулся в сторону,


наткнулся на раковины и сполз по ним на пол. Он стал кататься на спине из стороны в сторону, громко завывая и зажимая руку со сломанным пальцем между ног.

Мичи подняла свою сумочку с пола и быстро вышла из комнаты.»

Просто и замечательно! Вы заметили — дочь самурая пробовала уйти мирно. Не дали? Получайте! Урок вежливости по-японски. Но если вы не страдаете комплексом стыдливости, и не обладаете особой тактичностью, то можете рвануть врага за половые органы, особенно, если они обнажены. Отрепетируйте сцену дома, только не в туалете. А то поломаете всю сантехнику! Кстати, врагу находившемуся сзади, можно было сломать голень или колено топчущим ударом назад.

Героиня детективного романа Питера О'Доннела «Недоступная девственница» мастерски играет с противниками, притворяясь испуганной. Причем противники ей достались не юнцы-рокеры, а профессиональные бандиты.

«Движения Модести остались размеренными, но нервы и мышцы начали работать с полной нагрузкой, словно в подсознании включился компьютер боя и приступил к анализу набора фактов — известных и предполагаемых. Она уже была в дверном проеме — резкая остановка, изумленный возглас, глаза широко раскрыты, словно от неожиданности.

Двое. Один плотный, коренастый, бычья шея, круглое лицо, черные волосы подстрижены по армейски коротко. Очень сильный. Из числа крепышей с мгновенной реакцией. Редкий экземпляр. И опасный. Глыба из тренированных мышц под светлым пиджаком. В правой руке кастет.

Второй выше ростом. В черной рубашке с короткими рукавами и обтягивающих брюках цвета ржавчины. Аккуратно причесанные серебристые волосы. Ухоженное, немного надменное лицо. Возможно, он не столь опасен, как крепыш, но его не следует сбрасывать со счетов. Пистолета при нем нет. Кобура под мышкой была бы видна, да и с изящного пояса не свисает ничего подозрительного. Однако передний прорезной карман брюк показался Модести необычно широким. Из него выглядывало что-то длинное и округлое, похоже — нож с выкидным лезвием.»

Вот что вам надо! Мгновенную оценку ситуации. Кто более опасен? Кто и чем вооружен? Кто как выглядит и во что одет — это на случай попадания в милицию.

«Моментальный снимок ситуации занял у Модести меньше секунды. При ее появлении ни один из мужчин не сделал резкого движения. Они просто смотрели на нее, а когда она издала испуганный возглас, седой буднично произнес:

— Успокой же ее, Жако.

Крепыш отделился от стены, словно теннисный мяч при отскоке. Модести тихо вскрикнула, изобразила на лице испуг и побежала — но не прямо из двери, а вдоль тонкой дощатой стены хижины.

В тот момент, когда она уже заворачивала за угол, крепыш только появился на пороге. Их разделяло около четырех ярдов. Модести остановилась, резко повернулась и громко затопала ногами на одном месте, давая понять преследователю, что продолжает убегать. Когда он стремительно выскочил из-за угла, Модести встретила его коротким ударом колена в пах.»

Встреча набегающего противника ударом ступни в пах приведет к тому, что вас сшибут с ног — вы стоите на одной ноге и такой удар не притормозит врага, а лишь подкинет его в воздух и он обрушится на вас всей массой, заваливая на спину. Лучше ударить бегущего к вам противника кулаком в живот (в солнечное сплетение), либо основанием ладони в челюсть. Можно и ногой, но тоже в живот и не носком, а каблуком (если натренировали такой удар).

«Кулак левой руки Модести молниеносно рванулся вверх, посланный единым импульсом всего тела. В последнее мгновение Модести слегка довернула кисть, и две ударные косточки кулака буквально взорвали нижнюю челюсть крепыша.»

Профессиональный удар боксера и каратиста. Челюсть ломается, словно она из стекла, а не из прочных костей. Недаром две пястные костяшки в Азии называли «бараньи рога». Умеючи, ими не только челюсть, но и деревянные двери можно сломать. Вам же в подобной ситуации, если угощения ногой противнику оказалось мало, лучше добавить удар основанием ладони в челюсть или в нос.

«Инерция удара отбросила Модести на шаг назад, но она уже была к этому готова: чуть согнутые в коленях ноги амортизировали толчок. А ее противник словно повис на мгновение в воздухе — голова откинулась назад, кровь из прикушенного языка потекла по подбородку. Он бревном рухнул на землю, а Модести резко толкнула плечом тонкую дощатую стенку бунгало, пронзительно взвизгнула, будто от нестерпимой боли и ужаса, и тут же оборвала крик.»

Видите, какая прекрасная актриса — хочет застать врасплох второго, как «воскрешенная из мертвых».

«Модести бесшумно двинулась к двери, с каждым шагом все ускоряя бег: нужно обезвредить


второго до того, как он воспользуется ножом.»

Юной мисс Сакетт — героине вестерна Луиса Ламура «Поездка за наследством», не повезло с освещением. Ей пришлось биться с бандитами в темноте и при слабом свете костра.

«Далеко впереди показался слабый свет, должно быть фонарь. До чего же темно. Услыхала я его слишком поздно. Кто-то зловонно дыша мне в лицо, грубо обхватил меня.

— Не кричать, убью! Не знаю, куда ты собралась в такую ночь, но знаю, чем мы можем заняться,
ты и я. Мы...

Подняв ногу, я изо всех сил ударила башмаком ему в ногу и одновременно двинула головой в лицо. Он был выше ростом, поэтому мой лоб пришелся ему аккурат в нижнюю челюсть. Он выпустил меня и, спотыкаясь, попятился. Размахнувшись, я ударила его по голове ридикюлем — а в нем были пистолет, патроны и несколько тяжелых монет.

Я, может, и не вышла ростом, но всю жизнь трудилась, и силенки хватает. Он как миленький растянулся в грязи. Застонал, попробовал подняться и снова упал в грязь. Я посмотрела на него без малейшей жалости и пошла дальше. Скоро я уже была у своего фургона.»

В темноте трудно было придумать что-нибудь лучше. Руками по глазам и горлу можно было промахнуться. Пах высокому человеку, плотно обнявшему вас, достать нелегко. Попробуйте сами, если не верите. Так что нога — лучшая мишень. Тем более, что женские башмаки в XIX веке мало чем уступали сегодняшним десантным ботинкам по своей прочности и жесткости. То же самое можно сказать о тогдашних ридикюлях. Пистолет, мешочек пороха, пыжи, свинцовые пули, несколько золотых монет — килограмма три будет, не меньше. Сотрясение головного мозга противнику гарантировано! А вам никто не мешает специально носить в своей дамской сумочке стальной брусок весом грамм этак триста.

«Вдруг внутри словно что-то оборвалось. Неужели я задремала? Неужели подбираются? Что-то зашуршало в кустах. Я вскочила на ноги, и вот они, ухмыляясь, прут прямо на меня. Двое. Один — длинный, тощий, грязный с жиденькой бородкой, второй помоложе.

Когда молодой облапил меня, я сунула руку в прорезной карман юбки и спросила:

— Кто первый?

От удивления он на мгновение замер, и я всадила ему в живот семидюймовое лезвие ножа (18 см! — прим. авт.), острого, как бритва с обеих сторон. А кончик, что игла — если кто напорется, так по самую рукоятку.

Он судорожно вздохнул, лицо позеленело. Я, оттолкнув его, кинулась на второго. Тот отскочил назад.»

В те далекие времена револьвер и нож были необходимыми элементами женской экипировки, как сегодня губнушка с помадой и зеркальцем. Впрочем, как я уже говорил выше, сегодня нашим дамам тоже не помешало бы всегда иметь при себе если не пистолет, так хотя бы острый нож с клинком не короче десяти сантиметров.

Замечательный вопрос задала юная леди с ножом — «Кто первый?» Пока напавший на нее бандит с трудом шевелил мозгами, в его животе уже зашевелилась острая сталь. Берите на вооружение этот вопрос. А хотите — придумайте про запас что-нибудь более оригинальное.

Никогда не паникуйте и вы выберетесь из любой западни. Есть окно — уходите через него. Сотни узников сбежали из тюрем по веревкам и простыням. Есть земляной пол — сделайте подкоп. Деревянные стены или потолок — отожмите доски. Не можете открыть дверь — обольстите охранника, как миледи в «Трех мушкетерах». Уйти можно отовсюду. Кроме могилы, конечно.

* * *

Итак, надо прочно усвоить на всю оставшуюся жизнь главную цель и основную заповедь психологического  тренинга   Это   воспитание