Трактат о женской самообороне



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Насильники



Насильники

У многих российских «джентльменов» отношение к красивым женщинам, мягко говоря, своеобразное. А выражаясь грубо, оно настолько гнусное, что дальше уже некуда.

«Достаточно вспомнить судьбу восемнадцатилетней Элеоноры Кондратюк, получившей титул «Мисс очарование» на конкурсе красоты в Сочи в 1998 году. Она отвергла наглые притязания местного криминального «авторитета», армянина Рубена Григоряна, «положившего» на нее свой единственный живой глаз. Второй у него был искусственный. Настоящий он потерял во время очередной бандитской «разборки».

Не привыкший, чтобы ему говорили «нет», Рубен начал преследовать Элеонору. Дело кончилось тем, что двое подручных Григоряна выплеснули ей в лицо полулитровую банку серной кислоты, смешанной с машинным маслом. Кислота сожгла девушке лицо, сделала слепой на один глаз, превратила в инвалида.

Исполнители и заказчик были арестованы, получили разные сроки лишения свободы. Но разве вернет это Элеоноре здоровье, не говоря уже о былой красоте?!»

Ей надо было написать заявление в милицию. Немного сгустить краски: мол, угрожает убийством. Прошу принять меры. Вызвали бы. Допросили. Предупредили. Любой уголовный «авторитет» оставил бы после этого девушку в покое.

Можно было также принять какое-нибудь столичное предложение (недостатка в них не было) и уехать из Сочи. Жаль расставаться с таким райским уголком? Вступила бы тогда в фиктивный брак с богатым влиятельным импотентом, который бы платил только за то, что пару-тройку раз в неделю появлялась бы с ним на людях.

Всегда надо держаться как можно дальше от криминальных личностей, любящих все яркое и блестящее. Пострадать можно и от их рук, и от рук их врагов. Инвалидность и смерть в подобных случаях ходят рядом.

Вообще следует отчетливо понимать, что в нашей стране (независимо от того, участвуете вы в конкурсе топ-моделей или нет) для красивой девушки главное не окружность бедер, талии и бюста. Гораздо важнее — «размер кулака», крепкие зубы, знание навыков самообороны, умение и решимость пустить в ход оружие.

Давайте рассмотрим для начала, что надо делать, если в вас хотят плеснуть кислотой или кипящим маслом (последнее вполне может иметь место где-нибудь на кухне в общежитии во время скандала со стервой-соседкой).


Во-первых, профилактика. Не ожидая пока плеснут, нанесите удар ногой снизу-вверх по емкости с плохой жидкостью. Пусть кислотный или кипящий душ окатит самого нападающего.

Во-вторых, если рука противника уже пошла в вашу сторону, вспомните детство, праздник Ивана Купалы. От неприятного душа не так уж сложно увернуться: присесть, отскочить в сторону. Тем более что из ведра кислотой или кипятком никто вас не окатит. Речь идет максимум об одном литре.

В-третьих, можно закрыться «щитом». Полиэтиленовым пакетом, шляпкой, курткой (если она в руках), ладонями — на худой конец! Глаза и лицо гораздо важнее рук. Тем более уткните лицо в предплечья, если вы в плаще или куртке.

В вас могут бросить твердый предмет — камень, нож, бутылку. Тоже закройтесь «щитом» — спортивной или хозяйственной сумкой. Еще лучше спрятаться за какое-нибудь укрытие: угол дома, металлическую дверь, дерево.

То же самое делайте, если раздались выстрелы. Укрытие — прежде всего. Нет ничего поблизости? Тогда хотя бы упадите на землю (на пол) и закатитесь в какую-нибудь яму или канаву (под кровать, за шкаф). Нервные личности (с золотыми цепями или в камуфляжных костюмах) обычно палят во все, что стоит, двигается или шевелится.

Впрочем, кислотой и свинцом дамам угрожают не так уж часто. Самая распространенная угроза для женщин — это изнасилование. Вот какая поучительная история произошла в моем родном Таштаголе осенью 1994 года.

«Алла вместе с тремя подружками посидела за бутылкой марочного коньяка. Когда закончили, в бутылке оставалась примерно треть содержимого. Валя и Лена отправились домой. Оля решила проводить Аллу до почтамта. Заплатить за междугородние переговоры. Затем уже Алла решила проводить Олю, которой надо было занести ключи от магазина. Когда Оля вошла в подъезд пятиэтажки, Алла осталась на улице, спиной к проезжей части.

УАЗ патрульно-постовой службы Таштагольского ГРОВД как раз в это время подъезжал к жилому массиву. Двое молодых милиционеров, незадолго до того пригласили своего друга, работавшего на золотом прииске, прокатиться в поисках приключений. Например, какого-нибудь пьянчугу избить или шлюху взять на троих. Денежный приятель (далее будем именовать его «золотоискатель») купил 5 бутылок водки. Одну бутылку распили сразу. Но вечер не клеился. Пьяные и шлюхи не попадалось. Тогда в чьей-то хмельной голове родился замысел. Выбрать симпатичную девицу, затащить в машину, влить в нее побольше водки. И гулять!

Свернув наудачу между домами жилого массива, заметили стройную фигурку. Подъехали ближе. «Золотоискатель» распахнул дверцу и пригласил прокатиться. Алла отказалась. Второй милиционер (родом из села староверов Килинска, далее — «старовер») вышел из машины через другую дверь, подошел сзади и ударил девушку дубинкой по затылку. Удар был крепок. У Аллы подкосились ноги и ее вдвоем затащили в машину.»

Как не доверять милиции? В садике детям читали стихи Михалкова о дяде Степе-милиционере, в школе учили строки Маяковского «моя милиция, меня бережет!»

«Добычу милиционеры повезли на бензозаправку Алтайского прииска, за несколько километров от города. Там дежурил сторожем еще один «кореш». Далее — «сторож». Это место использовалось уж не раз. В одной комнате стояла кровать. В другой — стол и лавка.

Аллу раздели, положили на кровать. «Старовер» взгромоздился на нее и ритмично заработал тазом. Следом пошел заниматься любовью «водитель». «Сторож» с «золотоискателем» вошли в комнату к жертве вдвоем. Закончив сексуальные упражнения, насильники сели выпивать.

Возбужденный «водитель» пошел на кровать по второму кругу. В этот момент Алла пришла в себя. Вырвалась из-под насильника и стала в темноте искать свою одежду. Нашла спортивные брюки, куртку, кроссовки. Оделась. Пьяный «водитель» тупо смотрел на нее.

Выскользнув из комнаты мимо собутыльников, Алла бросилась бежать по щебеночной дороге к городу. Девушка она была спортивная — занималась танцами, ноги сильные. Но сотрясение мозга и влитая водка не дали возможности скрыться. Насильники какое-то время моргали глазами, а затем с криками устремились в погоню. Догнали жертву метров через 100, принялись бить ногами. Разбили лицо и затылок, рассекли губу, досталось бедрам и ребрам. Алла потеряла сознание второй раз.

Внимание «золотоискателя» привлекли блеснувшие колечки. Снял первое с пальца, пригляделся к его блеску и спрятал в карман. Золото! Второе кольцо принял за латунь и оставил на пальце. Обшарил карманы куртки, забрал ключи от квартиры и 20 рублей денег. Взяли Аллу за руки и ноги, потащили в дом, продолжать веселье.

Утром «сторож» сжег в печке разорванное белье Аллы. Водитель и старовер сели в машину и


поехали на службу, «охранять покой» граждан. «Золотоискатель» пошел к остановке автобуса, надо было ехать работать на драгу.

Без ключей в свою квартиру Алла попасть не смогла и обратилась ко мне с просьбой выбить дверь. Увидев разбитое лицо девушки, я добился от нее правды о случившемся. По описанию места преступления понял, что речь идет о заправке золотого прииска. Подъехал туда на машине, выяснил у работников, кто работал сторожем в трагическую ночь.

Надо сказать, что Алла сирота. Отец бросил семью еще до ее рождения и скитался по лагерям. Мать попала под поезд, когда девочке было 6 лет. Родной дед умер. Помочь ей было некому. В роли Робин Гуда пришлось выступить мне, тем более, что имелось свободное время.

«Сторожа» я отыскал уже вечером. После краткой беседы и обещания не применять к нему меры физического и уголовного наказания, он признался во всем. Я предложил ему собрать всех участников оргии и подъехать в определенное время к тому месту, где они оглушили Аллу. В условленный час подкатил милицейский УАЗ с четверкой насильников.

Я предложил им в течение суток материально возместить Алле причиненный ей моральный и физический ущерб, а затем попытаться вчетвером изнасиловать в спортзале меня или любого из моих друзей. После этого гарантировалось полное прощение грехов.

Предложение насильники якобы приняли, но на следующий день никто из них не появился. Тогда я отвез Аллу в прокуратуру, на экспертизу, а потом обратился к мэру города с просьбой предотвратить ментовский наезд на потерпевшую. Показал ему фотографии Аллы — сделанные полгода назад и сегодняшнюю, с синяками, кровоподтеками, разорванной губой. Мэр указал на свою шею и в ярости закричал:

— Эти менты у меня вот где сидят! Ты слышал, они корову убили и съели? Действительно,
накануне один из старших офицеров Таштагольского ГРОВД застрелил и разделал корову у одной
старушки, но был пойман на месте преступления.

Получив заверения мэра в поддержке, я все-таки переселил Аллу на время следствия к своим знакомым. Оказалось, что не напрасно. Каждые полчаса к ее квартире подъезжали или подходили милиционеры в форме и в гражданской одежде, приходили родители насильников. Цель визитов была ясна: запугать и вынудить забрать заявление из прокуратуры.

Поняв, что отыскать Аллу они не могут, менты сменили тактику. Ко мне подъехал один бывший уголовник, а ныне коммерсант по кличке «Свечка».

— Витя, ты поговори с ней — пусть она заявление из прокуратуры заберет. Мы их так накажем и
деньги возьмем.

Я ответил — Разве ты на той стороне баррикады?

— Нет, но ты понимаешь, такое пятно на мундире горотдела. Новый начальник только приехал, а
тут такое. Надо ему помочь и он нам, если что, тоже поможет.

Поняв, с кем имею дело, я дружески улыбнулся и сказал: «Завтра заберет».

На следующий день я помог прокуратуре транспортом, отвез следователя на место происшествие, после чего стал отлавливать насильников и доставлять их в прокуратуру (по просьбе прокурора), т. к. милиция бездействовала.

Вечером снова подъехал «Свечка» — Витек, ты что творишь? Вся милиция на ногах, говорят, ты деньги вымогаешь за изнасилование! Получен приказ тебя задержать и стрелять в случае сопротивления.

Я спросил: Что, могу пулю в живот получить?

—  Запросто, Ты это дело кончай, все равно ничего не получится. Все говорят, это ты ее
специально избил. Никто ее не насиловал.

Поблагодарив за предупреждение и пообещав закрыть вопрос с изнасилованием, я тут же примерил кевларовый бронежилет скрытого ношения. Береженого бог бережет.

После возбуждения прокуратурой уголовного дела насильников задним числом уволили из милиции. Их родители и родственники зачастили к следователю прокуратуры, обещая все мыслимые и немыслимые блага. Подключили свои связи в администрации города и области, в милиции. Нажим был столь силен, что следователь дрогнул и взял больничный. Дело передали второму следователю. Началась странная история, насильников освободили из-под стражи под подписку о невыезде.

Один человек подошел ко мне и сказал, что слышал как мать одного из насильников звонила родственнице. Она сказала, что договорилась с прокурором о закрытии дела, надо только продать корову и подсобрать деньжат. Тогда я тоже позвонил — в областной центр, своим друзьям. По областному телевидению прошла информация об изнасиловании в Таштаголе, в город приехал


бородатый корреспондент областной газеты. Следствие возобновилось. Однако выпущенные на свободу насильники настолько были уверены в своей безнаказанности, что спокойно гуляли по улицам, не являясь в прокуратуру по повесткам. А коллеги-милиционеры не собирались их ловить.

Один из насильников — «сторож» — обнаглел до такой степени, что зашел в ГАИ для смены водительского удостоверения, где его задержал автоинспектор, бывший в курсе дела.

Поняв, что официально дело прикрыть не удастся, «команда» преступников и родни стала обыгрывать другой вариант. Мне передали просьбу прикрыть дело, подкрепленную ценностями и деньгами на сумму около 3500 долларов, а также обещанием подвесить меня в спортзале вместо боксерского мешка. Если я окажусь слишком упрямым.

Так сказать, политика кнута и пряника. Я выбрал пряник. На эти деньги Алле была куплена неплохая двухкомнатная квартира в хорошем доме. Но закрыть дело и освободить подследственных было уже невозможно: им предъявили обвинение.

Разборка не заставила себя ждать. В зал, где я тренировался с двумя малолетними учениками, ворвались кипевшие яростью семеро бойцов. Меня обвинили в том, что я взял деньги, «кинул» и посадил «пацанов». Мне очень хотелось врезать им по мозгам, но у двоих из семи незваных гостей были пистолеты. Все же удалось «съехать на базаре». Ситуация разрешилась без кровопролития.

Вообще атмосфера накалилась до предела, город был полон нелепых слухов и домыслов. Вот лишь один пример: на драге, где работали один из насильников и его мать, охранники сдвоили магазины автоматов Калашникова, перемотав их изолентой. Боялись, что секунды на перезарядку не хватит, если драгу атакуют злобные каратисты. Были и другие весьма неприятные моменты в этой истории, которые я не могу оглашать до сих пор, так как могут пострадать люди, помогавшие мне. Мои друзья были готовы приехать в Таштагол для «зачистки» в случае моей гибели или ареста милицией. Вы можете сказать: все о себе да о себе, речь же идет об Алле? Отвечаю: я принял на себя все те проблемы, которые однозначно раздавили бы Аллу. Наша правоохранительная система сломала бы ее в первый же день после подачи заявления об изнасиловании.

Устоять физически и психически под давлением оголтелых ментов, их родни и полублатных «помощников» мало кто смог бы. Алла тоже была на грани, несколько раз травилась успокоительными лекарствами, которые выписывал ей невропатолог. Приходилось трижды вызывать скорую помощь, промывать желудок.

Финансовая поддержка тоже требовалась, ведь все время до суда Алла скрывалась и не появлялась на работе. А надо было питаться и просто жить. Косметическую операцию в областном центре тоже ей сделали не бесплатно. Адвокат В. З. Лупеко, нанятый для защиты интересов Аллы, был лучшим в городе и стоил недешево.

И все-таки Аллу «вычислили». За день до суда вломились к ней в квартиру и, угрожая пистолетом, потребовали дать ложные показания на суде. Алла сумела обмануть налетчиков, пообещав выполнить их требования.

Суд откладывался дважды и проходил нервно. Родственники обвиняемых угрожали потерпевшей, оскорбляли ее, адвокаты изощрялись в словоблудии. До последней минуты было неясно, чем кончится дело. Но председатель суда М. И. Ягодинцев (ныне уже покойный) вел процесс жестко и справедливо. Он отмел обвинения в мой адрес, согласно которым я избивал обвиняемых и свидетелей для дачи «нужных» показаний в прокуратуре. Судья засмеялся и сказал: «Лялько — каратист, кирпичи каждый день ломает, если бы кого бил, вы бы здесь не сидели, а лежали бы в могиле».

Суд определил насильникам по 3 года лишения свободы. Не последнюю роль в относительно мягком наказании сыграла просьба Аллы учесть то, что обвиняемые постарались компенсировать ущерб деньгами.»

А теперь немного арифметики. Месяц в больнице. Следствие в 2 месяца не уложилось, длилось 6 месяцев. Потом психиатрическая экспертиза одного из насильников. Короче говоря, до суда дело дошло только через 9 месяцев после совершения преступления. Кассационная жалоба насильников на решение суда — еще месяц. На то, чтобы как-то успокоиться еще полгода (хотя многие жертвы насилия не могут успокоиться всю оставшуюся жизнь). Итого 16 месяцев!

Десять с лишним тысяч часов, вычеркнутых из жизни Аллы дневными переживаниями и ночными кошмарами. А время и нервы, потраченное ее друзьями на непростые хлопоты? Кто все это измерит и подсчитает? И еще хорошо, что осталась живой, ведь запросто могли убить.

Вот и подумайте сами, дорогая читательница — не проще ли было подстраховаться на такой случай? Например, изучить искусство самозащиты и вооружиться. Ткнула бы врага пальцем в глаз, чиркнула бы чем-нибудь острым по шее и всем общий привет. Не пришлось бы иметь дело с пугливыми


следователями, продажными прокурорами, бессовестными адвокатами, с «простыми» бандитами и бандитами-милиционерами, с оголтелыми родственниками преступников. Не потребовалось бы проходить унизительные экспертизы, общаться с бородатыми корреспондентами, телевизионщиками и даже со справедливыми судьями. Никого не надо!

Тем более, что вряд ли у вас найдется бескорыстный, смелый и способный друг вроде меня. Но и я теперь уже не возьмусь за подобное дело даже за двадцать тысяч долларов. Никогда!

После изнасилования первым делом подайте заявление в прокуратуру, потом пройдите судебно-медицинскую экспертизу, затем обязательно наймите адвоката. Никаких попыток решить вопрос мирным путем. Если будут давать деньги — возьмите, но взамен напишите расписку, где укажите, что деньги получены в счет возмещения морального ущерба и для лечения, а не ради прекращения дела.

Запомните: если личность насильника (насильников) установлена, он либо его родственники почти всегда используют политику кнута (угрозы) и пряника (деньги), вынуждая потерпевшую подать встречное заявление, делающее недействительным предыдущее. Причины, указанные в нем, могут быть разными: ошиблась, написала сгоряча из-за обиды (а все было по согласию), он на мне женится, они компенсировали деньгами моральный ущерб и т. д. и т. п.

Поэтому, если вы решились действовать через суд, бейте во все колокола: обращайтесь в газеты и на телевидение, к психологам и к депутатам, пишите письма во все инстанции, хоть к президенту! Все годится! Насильников и их пособников всегда надо отправлять в лагеря. Пополнять там ряды «петушков».

Тем более, что добрые «Робин Гуды» вроде меня — племя вымирающее, рассчитывать на них нечего. Запомните: вы сами себе должны быть Робин Гуд, комиссар Каттани и Брюс Ли в одном лице!

Подумайте еще раз: разве так трудно уделять 2—3 часа в неделю для занятий с подругой самообороной или для посещений секции контактного каратэ? Разве плохо научиться жалить ударами рук и ног словно пчела? Иметь красивую гибкую фигуру? А главное, уверенность в себе?

Конечно, пот на тренировках проливать придется. Но давно уже сказано: «Больше пота — меньше крови!» Отработаете пару-тройку таких ударов, что у сволочей вместо мозгов кисель будет, а от внутренностей одна каша останется. Тогда вам никакой милиции-прокуратуры-суда не надо. Вы сами будете и прокурор, и судья, и палач!

Нападение может произойти когда угодно: утром, днем, вечером, ночью. Наброситься могут в парке, в подъезде, на пляже, на пикнике. Насилие может начаться с угрозы оружием, с удара рукой, ногой или палкой, с захвата. Далее я рассматриваю варианты защиты от таких нападений.

Но если есть время, попытайтесь завязать разговор с насильником и создать у него уверенность, что он обязательно получит желаемое без всякого насилия. Чуть позже. А пока что он может вас даже обнять. Вот только вам надо выпить глоток воды (сока, пива, водки), сходить в туалет, принять ванну, положить вещи — что угодно. И пока противник не расстался с иллюзий «взаимного согласия», найдите способ чем-нибудь вооружиться — осколком стекла, острой щепкой, камнем, бутылкой, зазубренной жестянкой, палкой. Даже если ничего нет под рукой, вы сможете психологически подготовитесь к схватке.

Насильник обязательно будет освобождать вас от одежды в области половых органов. Будьте готовы к мгновенному отпору. Не просто бессмысленно дергайтесь и вырывайтесь, а яростно атакуйте его, бейте руками в глаза и в нос, плющите коленом пах, атакуйте носком голени и колени. Ломайте хрящи гортани и суставы пальцев, кусайте за любую часть лица, шеи, рук.

Во время схватки надо оставаться на ногах. Но не исключено, что вы поскользнетесь или споткнетесь, вас могут толкнуть либо дернуть так, что вы шлепнетесь на пятую точку. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы насильник зафиксировал вас в таком положении. Обычно он сильнее и тяжелее. Ведь даже при равных силах в борьбе лежа чаще всего побеждает тот, кто находится сверху. На его стороне сила земного притяжения! Поэтому если упали и есть возможность подняться, немедленно вставайте!

Если же противник рядом и подняться не дает, оставайтесь внизу. Но тогда ваша задача — находиться ногами к нему. Ноги согните. Во-первых, чтобы противник не мог правильно оценить то расстояние, на котором его можно достать ногой. Во-вторых, ваши ноги подобно сжатым пружинам должны быть готовы к удару.