Трактат о женской самообороне



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Иллюстрации и подробности




Иллюстрации и подробности

«Оглобля в это время требовал сексуальных услуг от Иры. Та была ни жива, ни мертва. Вера понимала, в чем дело. Будучи близкой подругой, она знала, что Ира была еще девственницей. Изнасилование грозило обернуться для нее сильнейшим психическим и моральным потрясением. Тем более, что водитель тоже желал анального и орального секса. Последствия могли оказаться самыми трагическими. И Вера заступилась за подругу.

—  Эй, оставь ее! — крикнула она, немного придя в себя.

—  Что? — прорычал насильник, свирепея от неудовлетворенной страсти. — Убью.

Тут, выйдя из полуобморочного состояния, заговорила Ира. Она стала взывать к самым святым чувствам. Что-то лепетала о сестрах и братьях, вспомнила мать. Умоляла оставить ее в покое. Даже обещала откупные и материальное вознаграждение.

—  Ну, зачем мы вам? — говорила она. — На московских улицах полно проституток, которые готовы удовлетворить любые прихоти. Они делают это даже бесплатно, для собственного удовольствия.

—  Заткнись, дура! — оборвал ее Столбов. На кой х. нам проститутки? Нас возбуждают только чистенькие, вот такие студенточки как вы.

—  Короче! — рявкнул Оглобля. — Давай.

—  Не удовлетворишь его, — поддержал друга Столбов, будешь удовлетворять черных.

—  Точно. Продадим их в кабак. Это тут, рядом. Хоть бабки заработаем.

—  Отвезите нас домой. Я договорюсь, вам за это деньги дадут, — продолжала умолять Ира. — Не надо нас никому продавать. Вам так денег дадут.

—  Заткнись! — опять оборвал ее Оглобля. — Или я, или...

Он вдруг отвернулся от Иры и жадным взором впился в стройную фигурку Веры. В светлой сорочке она контрастно выделялась на фоне темных деревьев. Леденящий свет полной луны подчеркивал ее грациозность. Девушка обхватила руками плечи и зябко ежилась. Ночью в майском лесу холодно.


— Ладно, целка, живи. — Оглобля вдруг сменил гнев на милость, направляясь к Вере. — А ты
давай, отработай за подружку.

Так Вера была изнасилована второй раз. Лишь после этого насильники оставили девушек на какое-то время одних. Они сели в машину и стали обыскивать их сумочки, забирая оттуда ценные вещи и деньги. При этом ярко проявился уровень их интеллекта. Так, в кошельке Веры лежала кредитная карточка банка.

—  Что это? — спросил Оглобля.

—  Банковская карточка, — ответила Вера. Подружки пытались согреться, прижимаясь друг к другу.

—  А для чего она?

—  Для красоты, — съязвила Вера, думая о том, что этот питекантроп, похоже, только вчера с дерева спустился.

Словно подтверждая ее мысль, Оглобля попробовал карточку на зуб. Потом, убедившись в полной бесполезности для него этой вещи, он бросил ее рядом с машиной.»

Кстати говоря, в главе посвященной освобождению от захватов хулиганов, насильников и прочих отрицательных личностей, я утверждал, что по уровню своего умственного развития они недалеко ушли от человекообразных обезьян. Кто-то мог подумать, что я утрирую. Ничего подобного! Вот наглядный пример — Оглобля пробует кредитку на зуб. Как, в таком случае, эта обезьяна управляла машиной? Очень просто! В цирке даже медведи катаются на мотоциклах!

«Столбов в это время, включив в салоне свет, старательно изучал документы. Закончив эту процедуру, он изрек:

— Учтите, ваши адреса теперь нам известны. Заявите в милицию, обеим конец! Еще и на
родственничках отыграемся.

Наконец, когда девушки простились со своими золотыми цепочками, кулоном, серьгами и колечками, один из преступников вдруг проронил:

—  Бля, опаздываем, Вовик! Нам же еще с проституток на Тверской бабки снимать.

—  А ну, вали от тачки вон к тому кусту — угрожающе прорычал другой. Погасив в салоне свет и не зажигая внешних огней, чтобы не высветить номер машины, насильники в темноте уехали. Какое-то время еще был слышен шум двигавшейся машины, потом все стихло. В ночном лесу стали проступать другие звуки. Среди них стук девичьих зубов. Насильники забрали теплые куртки своих жертв. На девушках были джинсы, тонкая блузка на Вере и легкий пуловер на Ире. Слезы катились по щекам.

Куда идти? Вперед? Назад? Они знали одно: только не в сторону дороги.

Девушки пытались понять, как им выбраться из леса, как добраться домой. В какой стороне, собственно, дом? Вдруг где-то за деревьями мелькнул свет фар. Машина! Она приближалась. Значит, возвращаются мучители.

—  За нами, — пискнула Ира.

—  Наверное, — поддержала Вера. — А может, кто-то другой?

—  Нет! — Ира теснее прижалась к подруге. — Это они. Вернулись за нами, чтобы черным продать.

Схватившись за руки, подруги наконец побежали подальше от злосчастной поляны. Очень быстро выяснилось, что находились они совсем не в лесу, как им показалось сначала, а в лесополосе возле шоссе. Через несколько метров кустарник и деревья кончились. Открытое место. Пришлось бежать вдоль посадки, прикрываясь ее тенью. А сзади все маячил и маячил свет фар. Проехав поляну, страшная иномарка (девушки уже не сомневались в этом) описала полукруг. Почти беззвучно работал мотор. Сама же машина двигалась, словно темная тень.

Пробежав еще несколько метров, подруги присели под развесистый куст. Нужно было затаиться и перевести дыхание. Холода и промозглости майской ночи они уже не ощущали. В груди яростно колотилось сердце, готовое выскочить от бега, а еще больше от страха. Но иномарка вдруг вернулась на поляну. Там постояла с включенными фарами еще какое-то время. Потом так же тихо исчезла. Только тогда девушки окончательно пришли в себя и решили идти прямо через поле, в противоположную от дороги сторону.»

Хоть здесь бедняжки поступили верно. Сначала спрятались, затем пошли в сторону от автотрассы. Повторная встреча с преступниками была бы совершенно излишней. Зачем они возвращались? Может быть для того, чтобы подобрать с земли пластиковую банковскую карточку. Кстати, на счету Веры лежало около 1000 долларов. Возможно, решили продолжить «ночь любви» с Ирой. А может быть, захотели в самом деле продать девушек каким-нибудь чеченцам или армянам.


Дорога домой стала как бы продолжением ночных ужасов. Каждый новый звук и темное пятно представлялись диким зверем или одичавшей собакой. Мелькнувший впереди огонек — коварной иномаркой. Пришлось обходить огромный овраг и девушки попали на свежую пашню. В обувь набивалась земля. Идти приходилось чуть ли не на ощупь, чтобы не споткнуться. Проковыляв несколько километров, подруги перешли пашню, но попали в колючий кустарник. Ветви больно секли через легкую одежду. К рассвету у девушек зуб на зуб не попадал. Наконец, кое-как вышли к домам и автобусной остановке. Втиснулись с толпой пассажиров в теплый салон. Денег не было, женщина-контролер потребовала от несчастных покинуть автобус. Девушки добрались до железнодорожной станции, а оттуда на электричке в Москву.

В Москве они сразу обратились в милицию, откуда их переадресовали в прокуратуру. Там потерпевшие написали заявление, по которому было возбуждено уголовное дело за разбойное нападение, похищение и групповое изнасилование. Была проведена медэкспертиза потерпевших, изъяты вещи, в которых они находились в момент преступления, в том числе носовой платок Веры с остатками спермы и рвотных выделений.

Дело казалось бесперспективным. Кроме того, что их похитили двое молодых незнакомцев, разъезжавших в импортной машине красного или вишневого цвета, Ира и Вера ничего указать не могли. Описали лишь одежду преступников. Оперативный сотрудник РУОП долго возил их на машине по Москве, в поисках того шоссе, по которому их вывезли из города. В конце-концов это удалось сделать. Было также обнаружено место преступления, где изъяли почву для сличения ее частиц с остатками грязи на обуви насильников.

На двух постах ГАИ (через которые, возможно, провозили потерпевших) изъяли журналы регистрации проезжавшего ночью автотранспорта. Выделили все легковые иномарки, проследовавшие здесь в период с 23.00 до 3.00. Получилось около 30 автомашин. Их проверили через компьютерную базу данных ГАИ, установили хозяев, адреса проживания, места парковки машин. Попавших под подозрение водителей опросили, а их транспорт опознавался при участии Иры и Веры. Было выяснено, что один номер иномарки записан с ошибкой и московским не является. Послали запрос в Астрахань, откуда пришел ответ, что «Хонда» красного цвета была продана по доверенности некоему Оглоблину, уроженцу города Электросталь Московской области.

Проверка подозреваемого показала, что он тот еще «фрукт»: отбывал наказание за угон автомобиля и спекуляцию, находится в федеральном розыске за мошенничество. Его трижды задерживали милиционеры в Москве, штрафовали за нарушение правил регистрации, но каждый раз отпускали (вот вам и розыск!). У родителей в Электростали и у жены в Балашихе Оглоблина не обнаружили. Однако оперативники нашли автомашину «Хонда» и палатку на центральном рынке Балашихи, которые Оглобля недавно продал своему приятелю. Палаточника так напугали при задержании, что сразу же получили от него адрес напарника Оглоблина. Задержали и того. Допросили. Девушки напарника не опознали, вторым в машине был другой. Зато «напарник» дал адрес дачи тестя, где Оглоблин часто бывал. Вскоре его задержали. В ту же ночь в руки руоповцев попал и подельник Оглоблина, некто Столбов, недавно отсидевший за грабеж.

Потерпевшие опознали в задержанных именно тех неизвестных из красной иномарки, которые ночью под угрозой оружия вынудили их сесть в машину, а потом вывезли за город, где изнасиловали Веру и обеих ограбили. Портреты Оглоблина и Столбова с целью выявления аналогичных эпизодов были опубликованы. Вскоре позвонили две женщины. Одна рассказала, что ее дочь описывала ей похожих преступников, которые также вывезли ее с подружкой в лес и там изнасиловали. Но в настоящее время дочери нет в городе, а как связаться с подружкой неизвестно. Вторая женщина признала, что именно эти двое то же самое проделали с ней. Она удовлетворена тем, что гадов наконец-то поймали и что они получат по заслугам, но писать заявление отказалась из-за нежелания придавать этому случаю огласку, опасную для ее семейной жизни. Она так и осталась инкогнито.

А сколько женщин не увидело портретов преступников по телевизору и в газетах. А сколько еще узнали преступников и не сообщили об этом? Такое поведение потерпевших по делам об изнасилованиях типично. В большинстве случаев женщины, подвергшиеся насилию, стремятся скрыть случившееся. Делают они это по разным причинам: чтобы не травмировать близких, не подтолкнуть их к опрометчивым поступкам. Иногда большое значение имеет обычная стыдливость. Наконец, сама процедура доказательства совершившегося преступления требует немало времени, мужества, гражданской стойкости. Не всегда возбуждается уголовное дело, а если возбуждается, не всегда оно доходит до суда. Нет ничего приятного в судебно-медицинской экспертизе. И это еще не все. Самые интимные подробности будут буквально вывернуты на следствии и в судебных слушаниях. Решиться на


такой шаг способна далеко не каждая женщина.

Оглоблин, которого опознали обе девушки и запугали оперативники, дал признательные показания. Кроме того, он сознался еще в 4-х аналогичных преступлениях. Столбов же с первого допроса отрицал свое участие в данном преступлении и причастность еще к четырем. Его не смущало то, что напарник сознался во всем. Только после повторной очной ставки с Ирой извращенец дал признательные показания.

При задержании и обыске у преступников изъяли одежду, описанную потерпевшими, и обувь. Экспертиза грязи с подошв показала: да, оба были на той поляне. Еще более важной уликой стало полное совпадение анализов спермы и крови на носовом платке Веры. Кроме того, на костюме Оглоблина нашлись нитки от одежды девушки. Тоже доказательство!

Однако нанятые адвокаты вразумили насильников и оба пошли в полный отказ.

«— Эта коза сама напросилась, — заявил Столбов. Все по согласию было. Они в машину к нам сами сели, — быстро переориентировался и Оглоблин. — Автобус последний ушел, а ехать надо. Вот и проголосовали.

Насильники выдвигали все новые версии происшедшего:

—  Та, что постарше, здорово поддатая была, — фантазировал Оглоблин.

—  Они же обе были пьяны и потому сами толком не помнят, что к чему. А вещей мы никаких не брали, одежду с них не снимали, — убеждал следователя Столбов.»

Девушек приглашали на 10 очных ставок с преступниками. Шаг за шагом, следователь ловил их на расхождениях и в конце-концов следствие, которое продолжалось более года, завершилось. Еще на полгода растянулось судебное разбирательство, где выворачивались все подробности похищения, насилия и ограбления. Девушки держались стойко. Оба мерзавца получили по 8 лет лишения свободы. Так сказать, «хэппи энд» (счастливый конец), которым заканчивается большинство голливудских фильмов.