Айкидо



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира






Рой хотел выигрывать 2


Рой: Она сказала: "Почисть этот проклятый аквариум, или все эти проклятые рыбки подохнут!"

Мы: А что ты крикнул в ответ?

Рой: "Я почищу этот проклятый аквариум, когда у меня будет настроение и я буду готов!"

Мы: Что произошло потом?

Рой: Я разгорячился. Она назвала меня ленивым эгоистичным ублюдком, а я назвал ее кретинкой и сказал ей, что если она так заботится о рыбках, то могла бы почистить аквариум сама!

Мы: Чем дело закончилось?

Рой: Она выскочила из комнаты, хлопнула дверью и поплакала немного в постели.

Мы: Но ты чувствовал себя хорошо потому, что победил?

Рой: Я дал этому выйти наружу! Вот в чем проблема с Айки-тактикой. Она не дает тебе выплеснуть все это из своей системы. Это неестественно.

Мы: А ты был зол только потому, что на тебя накричали по поводу аквариума с рыбками?

Рой: Нет... У меня был плохой день. Аквариум был просто последней каплей.

Мы: Что же произошло на работе такого, что ты был так зол?

Рой: Начальник моего отдела велел мне переделать заново работу, над которой я работал полторы недели.

Мы: Почему ты не выплеснул это из своей системы, накричав в ответ на него?

Рой: И потерял работу? С ним я был кругообразным.

Мы: Но ты же оказал отпор своей жене?

Рой: Я знаю, это было несправедливо, но я был в ярости.

Мы: Что первое ты сказал после стычки своей жене? Можешь вспомнить?

Рой: Я сказал, что мне жаль.

Мы: О чем же ты сожалел?

Рой: О том, что я накричал на нее, хотя это была не только ее вина. И о том, какими словами я ее обзывал.

Мы: Она приняла твои извинения?

Рой: Она была не очень счастлива по поводу случившегося. Я думаю, приняла.

Мы: И как ты себя после этого почувствовал?

Рой: Немного глупо.

Мы: А когда твой босс накричал на тебя, ты чувствовал себя так же?

Рой: Практически так же.

Мы: А как ты себя чувствовал, когда успокоился после схватки с телевизионным мастером?

Рой: Сначала я чувствовал себя великолепно, затем я подумал о том, что, возможно, я потерял самообладание. Свой самоконтроль. Я не знаю. Я чувствовал себя ребенком.

Мы: Всякий раз, когда ты теряешь самообладание или контроль, ты чувствуешь себя по-детски?

Рой: Да.

Мы: Так, может быть, именно так хочет себя чувствовать какая-то часть тебя?

Рой: Это глупо.

Мы: Неужели? Некоторое время ты неплохо справлялся, но затем ты начал соскальзывать назад. Так, как будто какая-то часть тебя самого не могла справиться с тем, что ты уже взрослый и нужно брать на себя полную ответственность за улаживание конфликтов. Ребенок вновь заявил о себе, и ты стал терять контроль и самообладание, а в конце концов просто начал проигрывать. А сейчас ты возлагаешь на нас роль твоих родителей, которые говорят тебе, где ты пошел неверно. Ты хочешь прекратить. Ты должен покорить ту часть себя самого, которая этого не хочет.

Рой: Как?

Мы: Сначала признай таковой часть, играющую в маленького мальчика, а затем, когда почувствуешь, что она снова о себе напоминает, усмехнись, пожми плечами и скажи: "Нет. Только не в этот раз".

Рой: Я попробую.

Подобно большинству людей. Рой начал с жалоб, которые имели мало общего с тем, что на самом деле его беспокоило: он сказал нам, что наша система не дает людям возможности дать выход злости. На самом же деле он хотел, чтобы мы сказали ему, как не давать выхода своей злости! Его умственное равновесие зависело от его центральной уверенности в том, что он ребенок, и к тому же плохой ребенок. Так что каждый раз, когда он начинал действовать так, как подобает взрослому и ответственному человеку, это угрожало его равновесию. Ребенку просто нужно было понять, что Рой интересная, стоящая и зрелая личность, которая не нуждается в том, чтобы подсознание шестилетнего говорило ему, что он неудачник.

Вот что мы имели в виду, когда говорили хочет. Мы все хотим бросить курить, но мы придумываем тщательные объяснения, защищающие нас от этой перемены. Мы все хотим, прекратить запугивать всех вокруг, но это угрожает нашим поведенческим моделям. Нам придется по ходу дела принять некоторую неприятную правду о самих себе. Нам придется признать, что некоторые проблемы навсегда останутся с нами. Но, в конце концов, мы начнем уверенно улыбаться, если научимся покорять эти проблемы.