Каратэ-до: мой жизненный путь



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Самообладание



Самообладание

Я хочу рассказать о двух случаях, которые, как я думаю, помогут читателю понять сущность каратэ-до. Оба случая произошли много лет назад на Окинаве, и оба показывают, как можно победить противника без драки. Первый случай произошёл на дороге, которая вела к загородному дому прежнего правителя Окинавы. В этот дом он приезжал отдохнуть вместе с женой и детьми. Дом находился на расстоянии не более одного кайри от Сюри, а дорога к нему пролегала юго-западнее замка Сюри. Вся дорога была вымощена камнями, а по её обочинам росли величественные криптомерии. В парке возле дома стоял чайный домик, построенный в старинном стиле Нара, из которого открывался чудесный вид на Тихий океан. После реставрации Мэйдзи этот дом перестал быть частным владением наместника и был открыт для свободного посещения.

Однажды вечером я пошёл туда вместе с мастером Итосу и ещё шестью его учениками на праздник любования луной. В нашей компании собрались люди близкие по духу, мы беседовали о каратэ, декламировали стихи и забыли о времени.

Наконец, мы решили, что пора отправляться, домой и дружно направились в Сюри по хорошо знакомой дороге. Луна скрылась за тучами, поэтому юноши несли фонари и освещали дорогу учителю. Внезапно юноша, который шёл первым, крикнул, чтобы мы погасили все наши Фонари. Мы сделали это только после того, как услышали, что на нас собираются напасть. Нападающих было примерно столько же, сколько было нас, и с этой точки зрения силы были равны. Однако, если наши противники не знали каратэ, то их ожидало неизбежное и быстрое поражение.

Было очень темно, и мы не могли разглядеть ни одного лица. Я ожидал указаний от мастера Итосу, но он только приказал всем нам: «Встаньте спиной к луне! Всем быстро встать спиной к луне!» Это удивило меня. Я был уверен, что учитель даст нам возможность на практике проверить наши познания в каратэ. Мы все были готовы немедленно вступить в бой с этой «бандой убийц», а мастер Итосу приказал нам только лишь повернуться спиной к луне!? Казалось, что в этом нет никакого смысла!

Потом Итосу тихо шепнул мне:"Фунакоси, почему бы тебе не сходить и не поговорить с ними? Может быть, в душе они неплохие люди. Если ты им скажешь, что среди вас нахожусь я, то это может решить все проблемы". Я послушался его и пошёл к стоявшей на нашем пути «банде». «Один из них идёт к нам,– услышал я чей-то крик.– Приготовьтесь!» Ситуация обострилась до предела и мне казалось, что вот-вот начнётся общая драка.

Когда я приблизился к нашим возможным противникам, то увидел, что все они закрыли свои лица полотенцами, чтобы их нельзя было узнать. Следуя совету, я вежливо сказал, что в нашей компании находится мастер Итосу, а мы все – его ученики. «Может быть, вы обознались и ищите не нас?»– спросил я.

«Итосу? Кто это?– промычал один из бандитов.– Я никогда не слышал о таком!» Другой бандит, увидев, как я мал ростом, крикнул мне: «Эй! Ты же совсем ребёнок! А чем занимаешься? Суёшь свой нос в дела взрослых. Проваливай отсюда!» С этими словами он попытался схватить меня за грудь. Я принял боевую стойку, но в это время услышал голос мастера Итосу: «Попробуй без драки, Фунакоси! Выслушай, что они хотят сказать. Говори с ними». «Хорошо,– обратился я к одному из бандитов,– что вы имеете против нас? Скажите!» Но прежде чем кто-то из нападающих успел мне ответить, к нам подоспела ещё одна компания людей, которые были очень сильно пьяны. Возвращаясь домой, все они громко пели. Как только эти люди поняли, что здесь назревает конфликт, они громко закричали в предвкушении хорошей кровавой драки. Потом один, наиболее трезвый в этой компании, узнал нашего учителя: «Вы – мастер Итосу, не так ли? Или это не Вы? Конечно, это – Вы! Что же случилось?» После этого он обратился к банде, которая собиралась напасть на нас: «Вы что, с ума сошли? Неужели Вы не знаете, кто эти люди? Это же сам Итосу, мастер каратэ, со своими учениками. Десять и даже двадцать таких горьких пьяниц, как вы, не смогут победить их в драке. Советую вам извиниться и побыстрее уносить свои ноги отсюда!»

Конечно, никаких извинений не последовало, но, посовещавшись немного между собой, бандиты исчезли в темноте. После этого мастер Итосу дал нам другое указание, которое было не менее странным. Вместо того, чтобы продолжить путь, он предложил нам вернуться назад и пойти в Сюри другой, более длинной дорогой. За время пути сэнсэй не сказал ни слова о случившемся, но возле своего дома он попросил нас никому не говорить о том, что было.

«Сегодня ночью вы все вели себя правильно,– сказал он,– и я не сомневаюсь, что вы, мальчики, станете настоящими каратэка, но никому не говорите ни слова о том, что произошло сегодня ночью! Никому, понимаете?»

В последствии я узнал, что напавшие на нас «бандиты» приходили к мастеру Итосу, чтобы извиниться. Оказалось, что люди, принятые нами за бандитов, на самом деле были всего лишь «санка», то есть наёмными работниками в деревне.

В деревнях Окинавы гонят очень крепкий спиртной напиток, называемый «авамори». Наши ночные противники слишком много выпили. Они были всего лишь пьяными драчунами, которые хотели на ком-нибудь испытать свои силы.

Только тогда я понял, как мудро поступил Итосу, решив вернуться в Сюри по другой дороге, чтобы избежать возможной драки. Именно в этом и заключается подлинная суть каратэ. Мне стало очень стыдно при мысли о том, что, если бы среди нас не было мастера Итосу, то я применил бы своё умение против совершенно неподготовленных людей.

Второй случай чем-то напоминает первый, но закончился он более удачно. Чтобы дальнейшее было понятно, я должен несколько слов сказать о семье моей жены. Все её родственники в течение многих лет выращивали сладкий картофель и проводили опыты селекции, пытаясь вывести улучшенный сорт. Семья жены долгое время была зажиточной, но после реставрации Мэйдзи для неё наступили тяжёлые времена. Родителям жены пришлось переселиться в деревушку Маваси, расположенную примерно в двух кайри от города Наха. Отец жены был убеждённым сторонником «упрямых» и запомнился мне тем, что иногда совершал неожиданные для окружающих поступки. В хорошую погоду он, как правило, работал в поле, а во время дождей оставался дома и читал книги.

Моя жена очень любила своего отца. В один из праздничных дней она вместе с детьми ушла к нему в гости, намереваясь побыть у него подольше и отдохнуть. После обеда я отправился за ними, потому что не хотел, чтобы жена и дети в темноте возвращались домой одни.

Пустынная дорога в Маваси петляла между густыми зарослями криптомерии, и в опустившихся на землю сумерках стало совсем темно. Не удивительно, что я был застигнут врасплох, когда из лесных зарослей неожиданно выскочили два человека и преградили мне дорогу. Лица их были замотаны полотенцами, и я понял, что они не шутят и готовы к драке.

– Эй, ты! – грубо крикнул мне один из них.– Не стой там, как будто ты оглох и онемел. Ты знаешь чего мы хотим. Давай, говори! Скажи мне «Добрый вечер, господин!» Расскажи нам, какой прекрасный сегодня день. Не трать наше время, мелюзга, или ты пожалеешь. Обещаю тебе это! Чем больше он говорил, тем спокойнее я становился. По тому, как говоривший со мной сжимал свои кулаки, я понял, что он не знает каратэ. Второй человек, в руках которого была тяжёлая дубинка, тоже не был знаком с каратэ.

– Может быть вы ошиблись и приняли меня за кого-то другого,– обратился я к нападающим.– Уверен, что здесь какая-то ошибка. Я думаю, если мы поговорим…

– Заткнись, козявка,– закричал тот, что был с дубинкой.– За кого ты нас принимаешь? С этими словами они подошли ко мне поближе, но я не испытывал страха.

– Мне кажется,– продолжал я,– что вы хотите подраться, лучше не делайте этого. Драка не принесёт вам пользы, потому что.

В это время второй нападающий поднял над головой свою тяжёлую дубинку.

…потому что,– быстро сказал я,– если бы я был уверен в победе, то стал бы драться, а я знаю, что мне не победить вас. Так зачем же драться? Разве это имеет смысл?

После этих слов мои противники сразу же совершенно успокоились.

– Ладно,– сказал один из них,– для драки ты действительно не годишься. Давай сюда свои деньги.

– У меня их нет,– ответил я, выворачивая пустые карманы.

– Тогда, давай табак!

– Я не курю.

С собой у меня было лишь несколько «мандзю» – лепёшек, которые я собирался возложить в качестве жертвы на алтарь предков в доме своего тестя.

– Вот,– сказал я нападающим,– возьмите себе это.

– Только мандзю,– они были разочарованы.– Ладно, это лучше, чем ничего. Взяв лепёшки, один из них сказал:

– Проваливай отсюда, мелюзга, и будь осторожен на этой дороге. С этими словами они оба скрылись в густом придорожном лесу.

Несколько дней спустя во время беседы с мастерами Адзато и Итосу, я рассказал им об этом случае. Первым меня похвалил мастер Итосу. Он сказал, что я вёл себя очень достойно, и теперь он считает, что время, которое он потратил на моё обучение, не пропало зря.

– Но,– сказал сэнсэй Адзато улыбаясь,– если у тебя не было мандзю, что же ты возложил на алтарь предков в доме тестя?

– Поскольку у меня ничего не было, я от всего сердца помолился.

– Хорошо,– воскликнул мастер Адзато. – В самом деле хорошо! Вот истинный дух каратэ! Наконец-то, Фунакоси, ты начинаешь понимать его суть.

Изо всех сил я старался подавить в себе чувство гордости. Хотя ни один из мастеров не похвалил меня во время занятий за исполнение ката, они хвалили меня сейчас за мой достойный каратэ поступок.