Каратэ-до: мой жизненный путь



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Изменение названия



Изменение названия

Японский язык очень трудно познать в совершенстве, он не всегда так понятен и однозначен, как хотелось бы: различные по написанию иероглифы могут иметь одинаковое произношение, а один и тот же иероглиф может произноситься по-разному, в зависимости от его употребления. Слово «каратэ» является прекрасным примером подобного случая.

С иероглифом «тэ» разобраться просто – он означает «рука» или «руки», но существуют два совершенно разных иероглифа «кара», которые произносятся одинаково, но означают различные понятия.

Один иероглиф означает понятие «пустой», а другой является заимствованным из китайского языка иероглифом, обозначающим династию императоров Тан, и его можно перевести, как «китайский».

Какими же иероглифами правильно записывать название окинавского боевого искусства: теми, сочетание которых означает «пустая рука» или же теми иероглифами, которые означают «китайская рука»?

Мне кажется, я не ошибусь, если скажу, что до того самого момента, когда в 1922 году я приехал в Токио с Окинавы, чаще использовали иероглиф «китайский». Правда, это ни в коей мере не означает, что употребление иероглифа «кара», имеющего значение «китайский», било единственно правильным.

Действительно, на Окинаве мы использовали слово «каратэ», но чаще мы называли это искусство просто «тэ» или «буси но тэ». Таким образом, мы могли говорить о человеке, изучающем «тэ» или владеющем приёмами «буси но тэ». О том же, когда вместо слова «тэ» на Окинаве стали употреблять слово «каратэ» я не смею делать даже предположения, поскольку не существует письменных источников, которые могли бы дать нам хоть малейший намёк (не говоря уже о точных сведениях) на то, какой из иероглифов использовали.

Более вероятно, что использовали иероглиф «китайский», потому что в течение длительного времени Окинава находилась под сильным влиянием Китая, и всё китайское считалось прекрасным и модным. Но я хочу ещё раз подчеркнуть, что всё это – лишь догадки.

На самом деле два различных направления «тэ», которые существовали и развивались на Окинаве, правильнее было бы называть «Сюритэ» и «Нахатэ», по названиям двух различных школ каратэ на острове. Однако, иероглифы, означающие «китайская рука», получили большее распространение, поэтому многие люди на острове стали считать каратэ разновидностью китайского кэмпо. Даже в наши дни есть люди, которые думают так. В действительности современное каратэ заметно отличается от древнего китайского боевого искусства.

Обдумав все эти факты, я решил, что будет неправильно называть окинавское боевое искусство, имеющее многовековую историю, термином, означающим «китайская рука». Через несколько лет после приезда в Токио, мне представилась возможность выразить своё несогласие с традиционным способом записи названия. Это случилось, когда в университете Кэйо была создана группа по изучению каратэ, и я внёс предложение об измененной названия этого боевого искусства на «Дай Ниппон Кэмпо Каратэдо» («Великое японское искусство борьбы голыми руками»), при этом в названии был использован иероглиф со значением «пустой», а не иероглиф со значением «китайский».

Сначала моё предложение встретило сопротивление и в Токио, и на Окинаве, но я был убеждён в необходимости такого изменения и считаю это правильным до сих пор. С того времени изменённое мною название получило такое широкое признание, что сегодня всем показалось бы странным писать слово «каратэ» с иероглифом «кара», означающим «китайский».

Иероглиф «кара» в значении «пустой» без сомнения более соответствует глубинной сути этого искусства. С одной стороны, он символизирует тот факт, что в каратэ не используется оружие: «оружием» служат босые ноги и голые руки. С другой стороны, изучающие каратэ ставят своей целью не только изучение техники самозащиты, но и нравственное воспитание и очищение своего сердца и сознания от тщеславия и эгоизма.

Читая буддистские сутры, мы можем встретить выражения «сики соку дзэ ку» и «ку соку дзэ сики», которые дословно означают: «материя суть пустота» и «всё есть суета сует». Иероглиф «ку», который встречается здесь дважды, может также произноситься, как «кара», и в этих выражениях даёт наиболее полное воплощение сути понятия «пустой».

Я тоже верю, что пустота есть первооснова материи и всего мироздания, поэтому я упорно настаивал на употреблении иероглифа «кара», означающего «пустой», в названии боевого искусства, которому я посвятил всю свою жизнь.

Можно было бы ещё многое сказать об иероглифе «кара», означающем «пустой», и концепции пустоты, но объём книги ограничен и для этих философских проблем нет места, поэтому я воздержусь от более детального их обсуждения. Подробнее я рассматриваю эти вопросы в моей книге – «Каратэдо кихон».

Как только я осознал своё жизненное предназначение и понял, что судьбой мне суждено отдать все свои силы развитию каратэ и превращению его в часть японской национальной культуры, я начал проводить в жизнь некоторые другие изменения и упрощения.

Прежде всего, стремясь к тому, чтобы каратэ было включено в программу физического воспитания японских средних школ, я пересмотрел все известные мне ката с целью их упрощения. Это было необходимо для того, чтобы каратэ могло использоваться в целях физической подготовки без каких-то ограничений молодыми и старыми, мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами. Замечу, что каких-то жёстко установленных правил исполнения ката в то время не существовало. Ката часто изменялись не только с течением времени, но и в зависимости от исполнителя.

Я не вижу в моих упрощениях отступления от традиций. Изменяется время, изменяется мир, и совершенно очевидно, что должны изменяться боевые искусства. Каратэ, которое изучают сегодня в спортивных клубах университетов, заметно отличается от каратэ, существовавшего десять лет назад, и очень отличается от каратэ, которое я изучал в детстве на Окинаве.

Другим вопросом, которому я уделил много внимания, было изменение традиционных названий ката. Вскоре после моего приезда в Токио в 1922 году издательство «Букёса» опубликовало мою первую книгу – «Рюкю кэмпо: каратэ». В то время слово «каратэ» ещё означало «китайская рука», и названия почти всех ката, о которых я писал в книге, имели чисто окинавское происхождение: Пинан, Найфанти, Тинто, Бассай, Сэйсан, Дзютэ, Дзион, Сантин и многие другие. Это были названия, которые я услышал много лет назад от моих первых учителей.

В Японии никто не имел ни малейшего понятия об их происхождении, с ними ничего не было связано и японцам запомнить их было очень трудно. Очевидно, что изменив само название моего боевого искусства и превратив «китайские руки» в «пустые руки», я стал изменять названия ката на более понятные и близкие для японцев. Теперь эти названия используются во всём мире: Тэн но ката, Ти но ката, Хито но ката, Эмпи, Ганкаку, Хангэцу, Мэйкё, Хакко, Киюн, Сёто, Сёин, Хотаку, Сёкё и так далее.

Хочу заверить читателей, что я не питаю ложной уверенности в неизменности и вечности выбранных мною названий. Я не сомневаюсь, что, с течением времени, ката будут снова и снова менять свои названия, потому что так и должно быть.