Да-цзе-шу



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Ум


и сознание далеко не одно и тоже. Сознанием челове­ка на самом деле правильно будет считать способность созда­вать, контролировать, использовать и видоизменять какие-либо феномены как внешнего, так и внутреннего мира, четкую границу между которыми трудно определить.

Аналитический и синтетический ум являются инструмен­тами сознания, так же, как и двигательные возможности, орга­ны чувств и возможности их использования, т.е. чувствитель­ность, реакция, наблюдательность, координация и, конечно же, интуиция.

Сознание людей развивается далеко не одинаково. Мно­гие люди не в состоянии как следует пользоваться памятью, другие не знают всех своих двигательных возможностей, тре­тьи не представляют себе, как строить свои взаимоотноше­ния с людьми, у них недостаточно проявлены эти аспекты сознания.

Как правило, человек компенсирует недостатки своего со­знания за счет переразвития каких-то других его аспектов. Так, например, робкий, постоянно болеющий человек может быть крупнейшим банкиром, — деньги являются сферой его могу­чего сознания; он чувствует их движение, как собственный пульс.

А вот величайший гений ядерной физики — вон тот, в очках, — то и дело теряет свои очки в собственной тарелке.

Такие несоответствия давно стали популярным сюже­том разных комедий — именно потому, что людей сме­шит несоответствие компетентности в одном и полной бес­помощности в другом — отсутствие гармонии в развитии сознания.

Сознание человека постоянно ищет возможность действо­вать так, чтобы избегать ситуаций, в котором его возможнос­ти контроля падают, компенсировать свои недостатки за счет каких-то других возможностей. Тот же охотник вовсе не соби­рается меряться с медведем силушкой в «честном бою» — он сознает, что обычный пятизарядный карабин произведет на косолапого гораздо большее впечатление.

Таким образом наше сознание простирается гораздо шире, чем то собрание мыслеустановок, которые обычно принято на­зывать этим словом. Исходя из этого — основным смыслом жизни и деятельности любого человека является расширение сферы деятельности своего сознания до максимально возмож­ной величины.

Теперь, опять-таки, вернемся к началу. Три основы, на ко­торые мы опираемся в «завоевании мира» — тело, энергия, ум. Ум воспринимает и обрабатывает информацию, энергия структурирует и направляет наши действия, поэтому во мно­гих традициях энергию отождествляют с речью, словом. Не облекая мысль в слова, мы не будем в состоянии понять даже самих себя. Великий мудрец, не имеющий языка, навсегда ос­танется безвестным. Так же точно, если мы будем развивать наше тело, не развивая ум, то ни о каком индивидуальном тех­ническом прогрессе, ни о каком мастерстве вообще не может идти речи.

Если мы развиваем внутреннюю энергию, при этом остав­ляя без внимания физическую подготовку, то попытка изме­нить свои навыки будет обречена на неудачу неспособностью тела пропустить через себя такой поток энергии. Поэтому в тренировке необходимо сочетать все три аспекта нашего со­знания, отбирая наиболее универсальные, живые упражнения, лишенные автоматического однообразия.

В силу вышеупомянутых причин тренировочный про­цесс состоит из трех составляющих аспектов — «ТРЕХ ОПОР». Их называют так, поскольку хотя — каждый из них в отдельности тоже может привести к мастерству — но полный эффект они дадут только втроем, причем добьются этого гораздо быстрее. Хоть начинаются — «устанавлива­ются» — они последовательно, тренировки по ним продол­жаются вместе, поддерживая друг друга — ведь методы и принципы работы в них одинаковы, Такая методика позво­ляет, отрабатывая новое, не забывать о старом, а углублять и расширять базовые навыки, делать их все более универ­сальными.

Первый аспект имеет своей целью общую координацию движений конечностей и развитие в основном ног, тазового пояса и торса.

Начинать восхождение к вершинам контроля необходи­мо прежде всего с овладения движениями собственного тела и осознания их. На первом этапе физической тренировки мы должны овладеть искусством управления взаимонезависимым движением различных частей собственного тела. Это доста­точно нелегкая задача, — хотя вы не способны совершить ни одного движения, не свойственного строению вашего тела, большинства своих естественных движений вы никогда не де­лали сознательно.

Сложность не в самих движениях, а в правильности их сочетания. Попробуйте одновременно вращать одну руку по часовой стрелке, а вторую — в противоположном направле­нии, и вы поймете, что это не так просто, как кажется пона­чалу. А если в это же время еще и вращать ногой, но уже в другой плоскости? Прибавляя таким образом все новые и новые центры внимания, вы шаг за шагом научитесь чувство­вать все свое тело не как толпу спутанных друг с другом ту­пых рабов, а как слаженную команду энергичных, свободно мыслящих профессионалов. Выполняя день за днем подоб­ные координационные упражнения, вы постепенно найдете индивидуальный, единственно верный способ управления своим телом. Этот этап обязателен и необходим, — без него мало кто способен более или менее правильно повторить при­ем даже за учителем, не говоря уж о том, чтобы исполнить его, глядя на рисунки в книге.

Второй важной составляющей частью мастерства являет­ся тренировка с оружием.

Здесь человек обучается искусству управления движени­ем какого-либо достаточно тяжелого предмета, который, в отличие от его руки или ноги, не хочет «помогать» ему; обла­дает достаточно сильно вынесенным центром тяжести и в раз­ных своих аспектах — булава, меч, сабля, нож, копье — как бы подчеркивает некоторые специфические особенности дви­жений, выполняемых руками.

В процессе управления оружием всесторонне развивается плечевой пояс, а также навык управления «чужой» инерцией, необходимый в дальнейшем при выполнении инерционных бросков типа айкидо, хапкидо или багуачжан.

Вот, кстати, почему при изучении айкидо крайне необ­ходимо пару лет поработать только над техникой рубки ме­чом, — иначе бросить противника без его согласия вряд ли удастся.

(А много ли кто из наших, да и из иностранных «масте­ров» действительно умеет рубиться катаной, а не только кра­сиво ее держать?)

Работа с оружием строится на тех же универсальных пет­леобразных и круговых движениях, прививает навык работы с вынесенным центром тяжести и дает опыт управления дви­жением на сверхскоростях, необходимый для нанесения силь­ного поражающего удара, а также учит правильно перемещать­ся, активно нанося и парируя удары.

НИКАКОЙ ДРУГОЙ СНАРЯД НЕ ДАЕТ ВОЗМОЖНО­СТИ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ТАКОГО СЛОЖНОГО НАВЫКА.

Третьим аспектом подготовки являются бросково-ударные наработки по развитию навыков комбинаторики, где боец учится управлять не только своим центром тяжести или ка­ким-либо инертным предметом, а «предметом» сопротивляю­щимся, постоянно стремящимся выйти из-под контроля и даже самому перехватить контроль над ситуацией.

Здесь не только ваше, но и тело самого противника стано­вится вашим оружием. Этот аспект подготовки дает возмож­ность соединения техник, выполняемых руками и ногами в процессе боя. Здесь стирается грань между захватом и ударом, между броском и перемещением, а священное для многих по­нятие «прием» вообще перестает иметь смысл. Остается про­сто Движение.

НО Я ДО СИХ ПОР НЕ ВИДЕЛ НИ ЕДИНОГО ЧЕЛО­ВЕКА, КОТОРЫЙ СМОГ БЫ ОВЛАДЕТЬ ДАЖЕ ПРО­СТЕЙШЕЙ ТЕХНИКОЙ, ЕСЛИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНО НЕ • ПРОВЕЛ КОМПЛЕКСНУЮ РАБОТУ СО СВОИМ СОЗНА­НИЕМ, не осознал его как единую сущность — ведь тогда то что вы знаете умом, будет крайне медленно и неохотно усваи­ваться телом, постоянно стремящимся вернуться на тропы при­вычных старых стереотипов. Об энергии тогда и говорить бу­дет незачем.

Создать в таких условиях какую-либо мало-мальски жизнеспособную программу действий не представляется воз­можным.