200 школ боевых искусств Востока и Запада



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Шаолинь-Цюань



ШАОЛИНЬ-ЦЮАНЬ

Полное название этой самой знаменитой в мире школы боевых искусств таково: Ша-олинь-сы цюань-шу, что означает «Искусство кулачного боя монастыря Молодого Леса».

Известная всем легенда гласит, что в 520 году в Китай пришел 28-й патриарх буддизма, индийский миссионер Бодхидхарма, которого китайцы стали называть Путидамо или просто Дамо. Он считал, что буддизм в Поднебесной извращается и пора принести сюда истинный свет учения. Однако миссионер не был понят императором и отправился бродить по Китаю в поисках приверженцев. Так он попал в провинцию Хэнань, где на горе Суншань стоял Шаолиньсы — Монастырь молодого леса. Но и монахи не восприняли проповедь — в ней говорилось, что истина постигается вне слов и письменных знаков, она изначально существует в душе человека.

Дамо решил не отступаться и примером доказать правильность своего учения. В течение 9 лет он предавался сидячей медитации, обратившись лицом к стене. И тогда монахи, пораженные силой его духа, приняли учение как единственно верное. Дамо же из-за длительной неподвижности утратил способность ходить. Но, как гласит легенда, он без труда восстановил ее, используя необычную гимнастику. Миссионер проповедовал единство тела и духа и предписал монастырской братии в равной степени заниматься пассивной медитацией и физическими упражнениями, основанными на приемах боевых искусств. Таким образом возникла шаолиньская школа ушу.

История эта сотни раз повторялась любителями боевых искусств. Она расцвечивалась все новыми необычными подробностями, десяткам стилей приписывалось происхождение от Бодхидхармы.

Однако на самом деле все было не так. Действительно, по рассказам современника, монаха Ян Сюаня, некий индийский миссионер посетил в 516 году монастырь Юннин-сы («Вечное спокойствие»), расположенный в той же провинции, что и Шаолиньсы. Он оценил красоты здешних мест, восхитился пагодами и отправился «бродить неизвестно куда». На том все и закончилось. Да и черед два века после этих событий известный буддист Пэй Цуй лишь констатировал, что Дамо и его ученик Хуэйкэ останавливались в каком-то горном монастыре. Впервые же о связи Бодхидхар-мы с Шаолиньсы упоминается в трактатах XI века, в период расцвета чань-буддизма в Китае. Однако в них масса путаницы в датах и именах. Они скорее были «книгами размышлений», нежели историческими хрониками. Лишь к концу XVII века стали писать, что Дамо создал какой-то стиль ушу. Таким образом, нить легенд накручивалась на общий стержень — смутный рассказ о приходе в VI веке в Китай одного из индийских миссионеров. Что он проповедовал, чем занимался, куда направлял свои стопы, мы уже вряд ли узнаем.

Но красочный миф интересней, чем реальная история возникновения и развития шаолиньской школы. Он пробуждает интерес к духовному наследию древних мудрецов, в чем и заключается его основной смысл.

Одна из сутей ушу — освоение некоего пространства, которое кроется за видимой оболочкой вещей. Это Дао, либо Великая Пустота. Оно не осязаемо, не постижимо логическим мышлением, запредельно. Это некий загадочный двойник реальности, более значимый, чем она сама. Неважно, через какую философскую систему или школу ушу ученик постигает его, — главное, чтобы существовал «истинный учитель», способный передать Учение. И нетрудно понять, почему так заманчиво было связывать свой стиль ушу с Бод-хидхармой, которого миф рисовал великим мудрецом, «целостным человеком», — ведь продолжатели его дела как бы осенялись духом Дамо, находились на «истинном» пути.

С кого же в действительности начинается шаолиньское ушу? Конкретного человека назвать невозможно. В VI веке боевые искусства уже широко практиковались по всему Китаю — ими занимались как профессиональные воины, так и простолюдины, демонстрируя свое мастерство на народных праздниках. Занимались ушу и монахи Шаолиньсы еще до легендарного появления Дамо.

Монастырь был основан в 495 году неки'м Чжоу Цзином. Считается, что двух первых Подобранных им монахов звали Хуэйгуан и Сэнтяо. Но только спустя почти тысячу лет началась реальная история шаолиньского ушу.

В первое половине то ли XIII века, то ли XIV, в период одного из упадков монастыря, туда пришел молодой человек по имени Цзюэ Юань — Прозревающий далекое. Несколько лет он изучал у мастера Хэнвэня знаменитый комплекс «18 рук архатов», создание которого позже приписали тому же Дамо. Комплекс был прост и эффективен — быстрые прямолинейные передвижения, разнообразные захваты и заломы, подсечки, удары ногами в нижний и средний уровень, бой на близкой дистанции. Ханвэнь в то время был ведущим инструктором Шаолиньсы по ушу. Он отличался великолепным «внутренним искусством» — нэйгун. Хэнвэнь клал себе на голову тяжелую каменную плиту почти в сто кг, на каждую ногу ставил по человеку и принимал стойку «всадника», причем мог находиться в таком положении в течение получаса.

И все же Цзюэ Юань, наслышавшись сказок о былой славе монастыря, решил отправиться на поиски «истинного искусства». Он обошел немало мест, тренировался у многих мастеров, но никто не показал ему систему, хотя бы равную искусству Хэнвэня.

Однажды на улице города Ланьчжоу он помог некому Ли Соу отразить нападение бандитов, и , двум бойцам пришлось несколько месяцев скрываться от мести в шалаше. Там Ли Соу и рассказал, что он обучался у «настоящего» носителя шаолиньского стиля. Ли показал другу базовые упражнения, а затем, убедившись в чистоте его помыслов, отвел в Лоян к учителю Бай Юйфэну. Взял с собой еще сына Ли Соу, четыре бойца возвратились в Шаолиньсы.

Начались изнурительные тренировки под руководством Бай Юйфэна и Ли Соу. Нередко вместе с потом по телу струилась кровь из ссадин и ран — так нелегко давалось Цзюэ Юаню «жесткое искусство» — иньгун, то есть метод приема ударов на корпус. Но через несколько лет он мог увернуться от летящего копья, кулаком разбивал каменные плиты, проделывал ударом пальца углубления в камне, дробил в порошок гальку, великолепно владел 18 видами оружия, а его технику боя с мечом называли волшебной.

Долгие годы создавал Цзюэ Юань новую технику Шаолиня. На основе комплекса «18 рук архатов» он разработал таолу в 72 приема. Затем, дополнив их с помощью своих учителей, он создал систему, в которую вошли 170 приемов, ставшие классикой шаолиньцюань. Система Цзюэ Юаня выглядела следующим образом: 18 классических приемов были разделены на 18 коротких связок или «дорожек», имеющих характер завершенных комплексов. Каждая дорожка в свою очередь включала 18 приемов, и, таким образом, получалось 324 приема — практическое удвоение 170 канонических приемов, включая повторы. Каждая из 18 «дорожек» имела ключевой прием или принцип, например подсечку, залом, удар кулаком в пах, которые повторялись в различных комбинациях.

Современный любитель ушу, знакомый с техникой Шаолиня в основном по фильмам, наверное бы удивился тому, что в традиционном шаолиньцюань не было ничего красочного. Движения были скупыми, малоамплитудными, что позволяло быстро и эффективно защищать тело. Встречалось много коротких малозаметных ударов пальцами по болевым точкам.

Наставник Бай Юйфэн ввел в обучение монахов стили пяти священных животных — тигра, леопарда, змеи, журавля и дракона, описав их в трактате «Утонченные требования к пяти стилям». Рукопись не дошла до нас. Многие современные китайские мастера считают, что те стили животных, которые преподаются сейчас, имеют весьма косвенное отношение к Бай Юйфэну — в его технику были посвящены лишь избранные.

Так в XIII или XIV веке шаолиньское боевое искусство (шаолиньцюань) действительно выделилось среди других, и монахи решили хранить его тайны, передавая их лишь самым надежным последователям.

Введение экзаменов объяснялось просто. — по дорогам бродило немало «фальшивых монахов», многие из которых выдавали себя за носителей шаолиньской традиции. Выходили из Шаолиня и недоучки — этого не избежала даже столь духовная страна, как Китай! И тогда в середине XIV века знаменитый своими знаниями буддизма настоятель Шаолиньсы Фуюй ввел обязательный экзамен. От кельи настоятеля до главных ворот были устроены 12 «застав» — узких проходов, которые охранялись двумя монахами-инструкторами. Надо было преодолеть эту дорогу, победив всех 24 соперников, чтобы открыть ворота монастыря. Неудачник либо возвращался опять в тренировочные залы, либо просто изгонялся из монастыря. Этот путь народная фантазия и превратила в «коридор смерти».

Фуюй открыл более десятка «филиалов» Шаолиня, куда ездил с проповедями, а также проверял качество подготовки монахов. Он регулярно устраивал показательные бой между монахами различных шаолиньских монастырей.

При Фуюе в обитель стали широко принимать детей с 6—7-летнего возраста. Для них также устраивались экзамены, даже разработали специальную систему обучения, называемую «искусство ребенка» (дунцзы гун). В нее вошли многие сложные упражнения, например, стойка на одной руке на двух пальцах, стойка на голове с ладонями, прижатыми к бедрам, разбивание кулаком небольших камней и т.д.

К концу XVII—началу XVIII вв. шаолиньцю-ань приобретает свой окончательный вид. Помимо кулачного искусства, в него вошли знания о строении человеческого тела и основы управления энергией ци, работа с несколькими десятками видов оружия, диетология, основы врачевания и многое другое. Монахи изучали в стенах своей обители четыре базовых дисциплины — буддизм, боевые искусства, методы лечения и «гражданские навыки» — каллиграфию, ритуалы, традиционную литературу, живопись.

Одним из самых известных учителей на рубеже XIX—XX вв. был Чжэньцзюань. Он обладал удивительным искусством уменьшения веса собственного тела, мог, например, стоять на натянутом над землей листе бумаги, не прорывая его. Как-то за месяц до своей кончины 80-летний Чжэньцзюань показывал упражнения с оружием шэньбянь — веревка с утяжелителем на конце. Он вращал ее с такой скоростью, что обычно невозмутимые монахи начали аплодировать. Внезапно, без всякого разбега, старый мастер сделал гигантский прыжок вверх и очутился у трона настоятеля монастыря, возвышавшегося над площадкой почти на 2 метра!

Конечно, такие мастера порождали своим примером самые невероятные легенды. Якобы были среди монахов и такие, которые могли убивать взглядом, а уж останавливать — тем более...

В 1928 году случился последний пожар Шаолиньсы. Солдаты местного милитариста Ши Юса-ня подожгли древнюю обитель. Пожар бушевал несколько дней, все усилия монахов потушить его оказались тщетны. В огне погибли многие знаменитые трактаты по ушу и искусству врачевания.

Хотя монастырь был уничтожен, монашеское братство не рассеялось без следа. Многие послушники перекочевали в другие монастыри, кто-то стал странствовать, подбирая учеников. Одним из последних настоятелей Шаолиня был Дэчань (1907—1982), много сделавший для восстановления Шаолиньсы. Этот человек являлся одним из самых больших мастеров цигуна и знатоком лечебных рецептур. Когда в начале 80-х годов монастырь был отстроен заново, Дэчань первым вступил в него. После него обитель возглавлял удивительный человек Хайдэн — «Светильник в море». Он владел методами искусства «алмазного пальца», мог и в старости стоять на одном пальце руки, поражая даже опытных монахов. Тщедушный субтильный Хайдэн какой-то неведомой силой сбивал с ног мощных соперников. (Однако многие не признали в Хайдэне носителя «истинной традиции», так как он до этого никогда не был послушником Шаолиня, к тому же одно время являлся даосским монахом)...

...Шаолиньский монастырь сейчас открыт для посетителей. Та же его часть, где проживают и тренируются монахи, отгорожена от экскурсион-ных залов. Желающих понаблюдать за тренировками ждет вежливый, но решительный отказ. Парадокс заключается в том, что Шаолиньсы, всегда избегавший показной славы, ныне находится в центре внимания любителей ушу всего мира и служит источником доходов для монахов и для государства. Визиты туристов со всего мира, продажа открыток с изображениями монастыря, значков, платные разрешения на видеосъемку — 'все это деньги, причем немалые. При монастыре открыли даже «Дворец ушу», где за 40—50 долларов в день можно обучаться «чему угодно».

Так что в самом монастыре от старого «кулачного искусства» мало что сохранилось, если сохранилось вообще. Шаолиньская школа живет в десятках и сотнях стилей и школ боевых искусств, прямо либо опосредованно происходящих от нее.

Обучение шаолинь-цюань складывается из освоения четырех больших разделов. Первый из них — это одиночная работа голыми руками и ногами (цюаньшу, или цюаньфа). В этот раздел входят многочисленные базовые и подготовительные упражнения, основные удары и защиты, передвижения и стойки, акробатические элементы, а также более 40 различных таолу. Второй раздел шаолинь-цюань, это парная работа, подразумевающая отработку базовых ударов, блоков, связок в паре с партнером, парные таолу, а также свободный бой (саньда).

Третий раздел — искусство владения восемнадцатью видами традиционного китайского оружия: монашеским посохом, копьем, длинным шестом, прямым мечом, изогнутой саблей, цепью, костылем, мотыгой и т.д. Четвертый раздел включает дыхательно-медитативные упражнения, направленные на развитие умения управлять ци (так называемый цигун). Цигун имеет оздоровительный мягкий аспект, в период занятий которым бойца учатся правильно дышать и проводить ци по каналам цзиньло, правильно расслабляться, управлять своим психоэмоциональным состоянием. Другой раздел — жесткий — нацелен на закалку тела и ударных поверхностей, в результате чего боец становится нечувствительным к боли. Благодаря практике цигуна, бойцы шаолиньского стиля умеют защищаться и нападать с использованием не только силы мышц, но и внутренней силы цзинь — энергии ци, соединенной с импульсом, идущим от костей, и с волей. Это высший этап постижения шаолинь-цюань.

Техника шаолинь-цюань одна из самых богатых и сложных среди всех стилей ушу. Она включает много вращении корпусом, подсечек, захватов, бросков, ударов различными частями руки — кулаком, ладонью, «лапой тигра», «орлиным когтем», «глазом феникса», «лапой барса», «глазом дракона», «лапой медведя» и т.д. Даже для поверхностного описания всей шаолиньской техники потребовался бы многотомный учебник.

Обучение шаолинь-цюань всегда начинается с базовой техники (цзибэньгун) — способов разминки, подготовительных и подводящих упражнений. На их основе объясняется потом само понятие «прием» — чжао. Прием — это не просто отдельный блок или удар, это движение, состоящее из ряда отдельных частей. Например: прием «два дракона выходят из воды» — удар локтями в разные стороны, производимый в стойке мабу (всадника); «свирепый тигр вырывает сердце» — стремительный прыжок вперед с прямым ударом кулаком в живот. Шаолиньская техника включает несколько сот таких приемов, объединенных в десятки таолу. Но все они подчинены одним и тем же требованиям. Поэтому, если понять базовые принципы хотя бы на одном таолу, то все остальные приемы станут гармоничной частью единого целого.

Шаолинь-цюань подразделяет технику на пять способов или методов (фа). Это методы движений глазами, телом, руками, ногами, а также управление психическим состоянием. Одно из шаолинь-ских пособий говорит об этом так: «Сердце должно быть чистым, взгляд должен быть ясным, руки должны быть стремительными, позиции должны быть низкими, стойки должны быть непоколебимыми». Казалось бы, нет ничего сложного в такой рекомендации, но она может стать путеводной, ибо на практике зачастую ни одно из этих требований не соблюдается. А это значит, что здание техники стоит на шатком фундаменте и может рухнуть в любой момент. Иными словами, вместо нее есть только видимость, декорация.

В шаолиньской школе насчитывают не менее сотни основополагающих принципов. Часть из них относится к уменению управлять своим телом, другие помогают регулировать работу сознания. Например, десять принципов жесткости описывают методы боя с противником, который слабее вас, тогда как десять принципов мягкости учат, как победить противника, который сильнее вас. Десять принципов узнавания подсказывают, как можно оценить силу и умение противника. Существуют и десять принципов доброты — определенные предписания, в соответствии с которыми следует проводить поединки с товарищами по школе, дабы не причинить им вреда.

На монахов Шаолиня, изучающих боевое искусство, накладывались серьезные моральные обязательства, несоблюдение которых грозило ^ изгнанием из монастыря. Там считалось, что наивысшим достоинством бойца (точнее, монаха-воина) является «жэнь» — человеколюбие, культура, прежде всего культура духа и его сила, духовная щедрость. Именно «жэнь» отличает истинного знатока ушу от обычного драчуна и любителя, кичиться своей силой.

В Шаолине был составлен своеобразный кодекс из десяти заповедей Цзюэ Юаня, сочетавший в себе буддийскую идею непричинения вреда другим существам с боевым духом ушу. Заповеди эти таковы:

1 Изучающий Цюань-Шу должен заниматься ревностно и упорно, не отвлекаясь от занятий.

2. Применять искусство Цюань-Шу можно лишь в целях самообороны (Обыкновенно эту заповедь трактовали следующим образом: если тебя ударили по одной щеке, подставь другую; лишь потом используй свое искусство).

3. Будь скромен и почтителен.

4. Будь вежлив, честен и доброжелателен.

5. Не обнаруживай свои знания на людях, всячески уклоняйся от вызовов на поединки.

6. Никогда первым не затевай драку.

7. Будь умеренным в еде (не пей вино и не ешь мясо).

8. Сдерживай свое половое влечение.

9. Не обучай Цюань-Шу посторонних. (Этот пункт трактовался так: обучая другого, ты берешь на себя ответственность перед высшим Разумом за его дела, поступки, судьбу. Но если ты сам не достиг совершенства и не можешь отвечать за свои действия, то как можешь отвечать за другого?).

10. Избегай быть злобным, жадным, хвастливым.