Да-цзе-шу



  На главную
  200 школ Востока и Запада
  Путь руки. Вид рукопашного боя
  Кулачное дело на Великой Руси
  Да-цзе-шу
  Тайная сила внутри нас
  Руководство по джиу-джитцу
  Техника самозащиты «чой»
  Трактат о женской самообороне
  Боевые искусства Японии
  Борьба самбо
  Курс самозащиты «Самбо»
  Рукопашный бой обучение технике
  Айкидо
  Каратэ-до: мой жизненный путь
  Истинное каратэ
  Психотехника рукопашной схватки
  Секретные боевые искусства мира



Брюс Ли был хорошим бойцом


 

Брюс Ли был хорошим бойцом, но не мастером. Мастер не умер бы таким молодым и такой нелепой смертью. Мастер — это человек, с которым не происходит случайностей, так как он в ответе за каждый свой поступок.

Знаменитый врач античности Гален «четко» различал понятия «атлет», т.е. спортсмен, и «воин». «Первый, — гово­рил он, — проводит дни в непрестанных упражнениях, готовя свое тело к выполнению определенных задач в определенных условиях. Он добивается поразительных результатов — но стоит измениться условиям тренировки или образу жизни, как его здоровье подвергается многим тяжелым заболеваниям. Воин же готовит себя именно к этим изменениям, закаляя тело лишениями и приучая его к действиям в любых условиях». Эти слова не потеряли смысла и сегодня.

Воин не может рассчитывать на снисхождение. Он знает, что за любую ошибку он будет платить кровью. Единствен­ный человек, который может ему помочь — это он сам. Он не может допустить в свою жизнь необдуманных поступков, слу­чайностей и неувязок.

 

Самое интересное, что «сидевший» народ тоже не призна­ет слово «нечаянно», ведь любая оплошность в этом жестоком мире может стоить жизни. Казалось бы, насколько далеки дол­жны быть друг от друга высохшие китайские мудрецы и мате­рые урки, а суть умения жить понимают одинаково. Может, это и привело к возникновению таких техник, как Да-цзе-шу , где жестокость реального мира воплощена в жестокость зах­ватов и ударов.

 

Будь ты праведник, будь ты грешник, идти по жизни, как по лезвию ножа, одинаково трудно. Нет места случайностям, нет места ошибкам. Удивительные параллели здесь встреча­ются на каждом шагу. Горный аскет не имеет ничего, кроме того, что на нем, и убежденный вор презирает накопительство. Один сидит в тесной келье, другой в камере; один отказывает­ся от общества, другой противопоставляет себя ему. Что дела­ет столь похожими эти два пути? Постоянное сознание своей ответственности — единственно надежная опора в этом меня­ющемся мире.